Добро пожаловать в Амалирр!

Амалирр - это форумная ролевая игра. Тематика – дарк-фэнтези. Если вы у нас впервые, воспользуйтесь Навигацией по форуму.

16.09 БКЗ в переработке до 15.10. Так же прошу всех еще не отреагировавших, внести поправки в профиль по данному объявлению.

.
Внеигровое Лучшие игроки месяца

3056 год IV Эпохи. Освободилось место придворного мага при государе Тавантинской Империи. Прежний маг - мэтр Катальор - пропал в своей последней экспедиции. Восточные провинции империи страдают от раубриттеров.

По провинции Азрабея, что в Атраване, ходят самозванные пророки возвещающие конец времен. По их словам скоро вернется царица азрабеев Фаргутта, которая освободит свой народ от власти шаха.

Для игроков заканчивающих квест или сюжет, время остается (Зима 3055).

ФорумПутеводитель по АмалирруКалендарьГалереяЧаВоГруппыПоискРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 Орочий военный лагерь

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Слагатель
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Орочий военный лагерь   Ср 27 Апр 2016, 12:33

В двух пеших переходах от реки, насыпаны земляные валы и высится бревенчатый частокол оркского лагеря. За ним стоят шатры орков-воинов, капище Груумшага, загоны для волколаков и рабов, а так же шатер Большого вождя, который разбили на искусственно насыпанном кургане (Чтоб все видели какой он большой вождь!). При всем этом впечатление от лагеря табатров как от большого табора, где каждый занят чем ему больше нравится. Сразу видно, что здесь не хватает железной руки серых орков, а орки горные имеют лишь поверхностное понятие о дисциплине.
Так, прямо в воротах спит пьяный орк, почти голый, но при этом с оружием, которое он ласково сжимает в руках. Стража на воротах имеется, но не столько проверяет входящих-выходящих из лагеря (рожу орка с гномом или эльфом не спутать при всем желании), сколько выражает свою неприкрытую зависть напившемуся собрату. Дескать нормальные урухи уже отдыхают, а они как дураки торчат в воротах. Есть стража и в башенках частокола. В отличие от привратников эти стражу ведут прилежно. Каждый час можно слышать как они перекликаются друг с другом:
- Хы! - ревут на одной башне.
- Гы! - отвечают ей из соседней...
Вернуться к началу Перейти вниз
НПС
Лицо в толпе
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Чт 28 Апр 2016, 00:44

Шаман Бротоборк

Разведчики сидели на коленях на куске шкуры, перед входом в шатер вождя. Головы их были виновато склонены, лица угрюмы, а глаза смотрели на землю перед собой. Им в очередной раз пришлось повторить историю гибели отряда Дацзвига, только теперь уже перед шаманом Грумшага. Вождь своё отношение к ним высказал, принародно обозвав их трусами.
Спасали свои шкуры, удирая от одного единственного титланца!
Рассказу о двух, взявшихся из ниоткуда, демонах Корбак ни разу не поверил и выставил бы обоих табатров на Суд Дружины, если бы не главный шаман. Он явился сразу же как только весть о гибели отряда рейдеров распространилась по лагерю и без приглашения занял место рядом с вождём, потребовав пересказать ему слово в слово все что случилось на той стороне. Горные племена недолюбливали шамана, а некоторые в душе даже боялись его. Бротоборк был странной зловещей и не очень приятной личностью даже для отмороженных на всю голову табатров. О нем было известно только то, что он сам о себе рассказал. Например, то что он сам ученик шамана Грумшага и никогда не принимал новой веры, сохраняя верность старым богам. Одно время он даже добровольно уходил в изгнание, где в горах прожил  в одиночестве десятки лет, медитируя и разговаривая с духами. И во время этого затворничества открылась ему Великая Истина, настолько значимая и великая, что не стерпел он больше своего отшельничества и вернулся в родное племя, где уже появился жрец нового бога. Бротоборк вызвал того жреца на поединок, одолел его, убил, отрубил голову и возложил ее на алтарь Грумшага, которому поклонялись все предки табатров. Полностью отвадить исарианских проповедников от горных деревень он конечно не отвадил, но в подвластные Корбаку племена они соваться перестали – это факт. Теперь Бротоборк был при молодом Корбаке кем-то вроде советника, лекаря и главной устрашающей силой одновременно. Он варил зелья и яды, разговаривал с духами, испрашивая у них верный путь для племен и пел песни от которых сердца воинов наполнялись священной яростью, и тогда их силы удесятерялись! Но и за него же говорили, что водится он со всякой нечистью от которой любому живому стоит держаться подальше. Недаром он прячет свое лицо под деревянной маской, изображающей древнего бога.
Я выслушал вас! — Произнес шаман, когда воины закончили свой рассказ. Голос его был глубокий и низкий, вызывая ассоциации с отдаленным рокотом горного обвала. — И что же я вижу перед собой?..
Трусов… — Прошипел вождь, брызгая слюной.
Я вижу двух храбрецов, не побоявшихся прослыть трусами ради того чтоб принести нам важную весть! — Спокойно возразил ему шаман.
Как ты можешь верить… — Начал было заводиться Корбак, но Бротоборк его решительно оборвал, напомнив для незнающих:
Я вижу любую, даже самую искусную ложь, о мой вождь. Она как черный дым вылетает изо рта, отравляя воздух своим смердением, но речи этих воинов чисты. — Он повел мощной длинной рукой в сторону разведчиков и многочисленные браслеты на его запястьях отозвались разнобойным звяканьем. — Вспомни, разве не пропадали наши сильные и смелые воины бесследно, уходя на берег короткоухих? Разве не творились с большими отрядами странные дела, когда волколаки начинали беситься и вели себя как щенки перед пещерным медведем? Это лишний раз подтверждает слова этих храбрецов. Наш враг труслив и не чурается никакого, даже самого черного колдовства, чтобы противостоять нам! Он вызвал Дагуллов и заставил их сражаться вместо себя, но пусть ваши сердца не наполняются страхом при этих известиях — нам есть, чем ответить на это…  


Вернуться к началу Перейти вниз
НПС
Лицо в толпе
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Вс 01 Май 2016, 22:55

Шаман Бротоборк

Капище Грумшага было новым, построенным взамен старого. Деревянное идолище, уже изрядно политое кровью принесенных в жертву пленников, еще хранило на себе следы резца и сквозь черную корку кое-где проглядывала первичная древесина из которой оно было вырезано. По бревну трудно было судить о фигуре божества, так как орки не озаботились такой мелочью как скульптурность, но зато они не поленились изобразить «лицо» своего древнего бога Войны и судя по нему, харей Грумшаг обладал запоминающейся. У него были большие выпученные гляделки, как у человека страдающего запором, которого кто-то сильно удивил, когда он сидел на толчке. Безгубый зубастый рот Грумшага был распялен в воинственном реве, чернея дыркой-провалом, чуть ниже маленького скошенного сучка, изображавшего нос сифилитика. Еще у него была лысая голова, с маленьким пучком волос и украшением в виде нескольких перьев, вставленных прямо в бритую черепушку (в данном случае просто понатыканные в торец бревна). В общем, не лицо, а обтянутый кожей череп с перьями на голове – если представить себе все это воочию.
Перед идолищем стояла железная жертвенная жаровня, на которой краснели раскаленные угли. Чуть в стороне, пылали костры, на которых помощники шамана жгли специальные травы призванные умилостивить бога. Двое орков-разведчиков, поставленные шаманом перед ликом Грумшага, чувствовали себя здесь слегка неуютно. Не то чтобы они успели принять исарианство всем сердцем, но вера предков представлялась им исключительно связкой понятий: «Не умереть в постели»; «Чертоги Предков, в которых пируют павшие воины»; «И лучший способ умилостивить Грумшага, это резать врагов во славу его прямо на поле боя». Подобное место они видели и посещали впервые и потому не знали, как себя здесь вести и оттого были слегка растеряны.  
Сам шаман Бротоборк, в это время плясал вокруг идолища с орками, завывая на все лады, ритмично стуча в бубен и высоко подпрыгивая, что навешанные на нем амулеты издавали громкий звон, слышимый даже за частоколом капища. Наконец шаман издал последнюю ноту, громко стукнул в бубен и высоко подпрыгнув, распластался ниц у ног статуи, где и замер на продолжительное время. Разведчикам даже показалось, что он там уснул, но они пришли сюда по велению шамана и уйти без его разрешения не решались. Они смиренно стояли и ждали когда шаман «отоспится». Потом стали неуверенно переминаться с ноги на ногу, ковыряя землю носками сапог. Когда уже рейдеры начали откровенно засыпать – шаман включился. Приподняв олову, Бротоборк, не вставая, громко приказал им привести пленных. Привели двух титлан, схваченных на днях на Правом берегу Морны. По велению вскочившего на ноги шамана, рейдеры зарезали их на жертвенном камне, вырезав сердца и на лезвиях мечей передав их Бротоборку, который так же с лезвия, спихнул вырезанное сердце в раскрытую пасть старого бога.
Это просто чтобы подкормить Грумшага. — Пояснил он рейдерам. — Слишком долго он был без пищи. Ослабел. Уснул…
Так его еще и кормить каждый день надо? — Вроде бы удивился один из рейдеров.
Он есть только сердца и кровь? — Спросил второй.
Что есть сердца, как ни кусок мяса? — Философски хмыкнул сквозь маску шаман, деловито отправляя в раскрытый рот сердце второго пленника. — Они лишь символ. Богов кормят жизнью, как самым дорогим, что есть у всего живого! Сможешь ты назвать что-то, что было бы дороже жизни? Я даю Грумшагу сердца врагов, полные их крови, значит, я отдаю ему их жизни, которые насытят его. Жизнь раба ценнее жизни барана, а жизнь пленного воина ценнее жизни раба.
А есть что-то более ценное чем жизнь врага? — Заинтересовались разведчики.
Конечное есть! Самая ценная жертва когда ты жертвуешь своим, а не чужим. Наша собственная жизнь ценнее всего, ибо только в крови орка есть железо, а не какие-то цветы. Именно поэтому мы лучше всех умеем ценить священную радость битвы! Разве не так? — Шаман скрипуче засмеялся, потрясая могучими плечами и оба рейдера не нашли ничего лучше чем согласиться с его словами. — А раз так, то протяните руки над жертвенной чашей, чтобы я мог пролить немного вашей крови на угли. Это должно взбодрить очнувшегося от спячки Грумшага…
 Лица разведчиков непроизвольно дрогнули, когда они услышали, что им тоже придется поучаствовать в обряде. Но шаман ведь сказал, что возьмет немного? Если так, то почему бы и нет…
Не сводя с Бротоборка настороженных глаз, оба рейдера встали возле пылающей жаровни, вытянув вперед голые руки. Шаман взял с постамента идола небольшую пиалу и длинный кривой серп, повернувшись к стоящим рядышком воинам лицом. Примерившись к их запястьям, Бротоборк попросил их слегка наклониться для удобства, что оба рейдера и сделали… если в последний момент они что и заподозрили, то сделать ничего не успели. Нож шамана в одно движение скользнул под подбородками их обоих, перерезая горла и проливая на жертвенные угли по пригоршени алой крови…


Вернуться к началу Перейти вниз
НПС
Лицо в толпе
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Вт 10 Май 2016, 13:22
Шаман был погружен в глубокий транс в своём танце, поэтому свалившегося недалеко от костра гуманойда он и не заметил. А вот пятеро орков, окружавших полянку, пришельца приметили сразу. Воины подтянулись и аккуратно мягкой поступью двинулись к нему, намереваясь быстро нейтрализовать возникшую угрозу. 
  В этот самый миг у тотема, вокруг которого выплясывал шаман, появился сгусток тумана, на пару мгновений приняв свой истинный облик, издало жуткий рев, и, снова рассыпавшись на клочья кровавого тумана, умчалось куда-то на запад. В голосе шамана появились нотки гнева и боли, но он продолжал свой танец. Орки же, немного опешили от явления их Божества, но тут же собрались и, взревев, затрясли оружием над головами.


Вернуться к началу Перейти вниз
Никос
Пилигрим
avatar


Анкета персонажа : Никос
Награды :
Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Ср 11 Май 2016, 20:24
-> Переход из локации "Портал"

Посреди поляны стоял драконид окружённый орками. Перед ним появилось кроваво-красное облако и улетело куда то в сторону реки, куда точно Никос рассмотреть не успел, потому что в этот момент орки схватили свои мечи и направились в его сторону. Они двигались быстро, но не успев достичь чужака были разбросаны в стороны мощным порывом ветра.
Увидев происходящее шаман начал кричать, хотя кричать слабо сказано, он начал орать, орать благим матом, тыкая своим кривым пальцем на Никоса и что то приказывая.
Убить! Убить чужака! - именно это Никос услышал перед тем как отброшенные им орки подняли щиты и снова стали направятся к нему, но в этот раз эх было уже четверо, один куда то убежал после криков шамана.
Интересно, а орки умеют летать ? Хотя сейчас и проверим. - рассуждал маг, отправляя одного из орков в полёт, высоко в небо. Он бы с радостью продолжил проверять свою теорию о способности орков к полётам, но его внезапно прервал меч движущийся горизонтально по направлению к его шее. Никос успел парировать удар посохом, и слегка откинул орка пинком. От удара другого орка ему уже не хватило времени увернуться и копьё вонзилось дракониду в бедро. Орк издал радостный крик и отпрыгнул назад, а его место занял другой.
Аааргх - прошипел Ник, в его глазах помутнело, а голова закружилась, точно такое же ощущение было когда его переносило на орочью поляну. Звуки костра и крики орков пропали, да и собственно сами орки тоже. Ник понял, что он находился уже не на поляне, но где именно он не знал. Попытка осмотреться ни к чему не привела, вокруг царила кромешная тьма.
Интересно куда я попал в этот раз ? Не нравится мне всё это, надо искать выход отсюда. Но перед этим залечить рану, а то побаливает - Никос сел по удобнее, и держа посох в руках начал создавать лечебное плетение. Кровь остановилась и рана сомкнулась, но боль всё ещё ощущалась, хоть и не так сильно, как и шрам от раны. Давненько я не залечивал раны, видимо все навыки растерял, раз не смог до конца залечить небольшое ранение.
Просидев ещё пару минут Никос ощутил слабый ветерок, он был тёплым и приятным на ощупь. Пройдя по ощущением метров двести Никос вышел на источник ветерка. Увиденное его удивило, он стоял на входе к огромной пещере, по краям которой росли светящиеся грибы, а у дальней стены располагался довольно таки большой вход куда то, подле которого стояли две статуи эльфийских женщин размером с четыре человеческих роста, которые держали в своих руках длинные свитки, а у их ног стояли поменьше, которые на половину выглядели как пауки, а на половину как эльфы.
Чутьё Никоса подсказывало что от сюда надо валить, но любознательность взяла вверх. Пройдя буквально метров десять вперёд, перед драконидом появился эльф, которого окружало светло-голубое сияние, по видимому дух. 
- Кто осмелился приблизиться к древней кладези знаний тёмных эльфов?  - высокопарно произнёс дух.
Меня зовут - начал произносить драконид, но перестал, осознав что он снова стоит перед порталом. В портале он увидел изображение той самый пещеры где он находился мгновение назад. - Эх, была не была - Никос подошёл к изображению, попытавшись пройти через портал, но в этот раз портал оказался своенравным и отбросил Никоса, ударив его разрядом тока.

Переход в локацию "Улицы" -->


Вернуться к началу Перейти вниз
Лусхара
Путник
avatar


Анкета персонажа : Лусхара
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: помесь орчихи с троллем
Ремесло:: Специалист по отъему чужого добра
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Пт 31 Мар 2017, 23:15
Начало игры


Бревенчатый частокол появился перед отрядом внезапно. Просто в какой-то момент бесконечные елки расступились, открывая прятавшийся за ними лагерь табатров.
Пришли!
Похоже на цыганский табор. — Заключила Лусхара, с брезгливостью морща длинный  крючковатый нос. У ее голоса был необычайный тембр из-за сочетания хрипотцы и шепелявости, вызванного старым увечьем, разделившим кончик языка на две части.
Вышедший самым первым воин богатырского роста, отцепил с пояса турий рог и, задрав голову, чтобы не мешал защищавший шею стальной ворот, приложил инструмент к губам. Короткий вдох и над лесными верхушками поплыл глубокий переливчатый гул, возвещавший о прибытии загида. Обряженные как на бой воины не стройной толпой выходили из-за вековых деревьев, с интересом разглядывая крепость вольных горцев, воздвигнутую ими в дремучих лесах Морана. Хотя назвать крепостью это беспорядочное сборище шатров, укрывшихся за частоколом из грубо оструганных бревен, означало сильно польстить ее строителям. Кривые ухмылки, гулявшие по грубым зубастым лицам воинов, намекали, что доводилось им видеть и брать цитадели куда помощнее этой. Однако каждый знает, что крепость сильна не камнями своих стен (хотя и они доставляют определенное неудобство), а сильным духом гарнизоном, который ее охраняет.
Кстати, по правилам, в крепости им должны ответить… но, что-то не отвечают. Впрочем, это вполне в духе табатров. Они будут молчать и ехидно посмеиваться над союзниками, которые как бедные родственники сиротливо переминаются с ноги на ногу под стенами.
Презрительно цокнув языком, не дождавшийся ответа предводитель мотнул головой своему воинству, приказывая следовать за собой, и первый двинулся к распахнутым настежь воротам, в которых не было и намека на охрану.
Ненавижу этих волколюбов…— низким гнусавым голосом буркнул вожак.
По его горделивому профилю, с загнутым крючком носом, еще более длинным, нежели у Лусхары, можно было догадаться, что они как минимум родственники. Если у воительницы нос был просто «выдающимся», то у вожака он торчал на целую ладонь, придавая ему сходство с хищной птицей. Железный рогатый шлем смотрелся на нём так же, как если бы какой-то шутник нахлобучил глубокую железную миску на коршуна — из-под козырька торчал один «клюв». Кроме носа, особо выдающимся был и рост вожака — на три головы выше самого рослого из своих воинов, которые отнюдь не были коротышками. В соседстве с худобой, которую не могли спрятать даже одетые на нем доспехи, он казался длинной тощей жердиной, с длинными, до колен, руками и широкими кистями рук, напоминавшими совковые лопаты.
Обращаясь к нему, воины использовали уважительное «ярл». Немногие из них называли его — Граг, что на языке того же Оркланда означало «Ворон» и наверняка было дано за выдающуюся внешность. И только Лусхара имела право обращаться к нему так, как не мог ни один воин их загида.
Это здесь и сидит твой старый друг, отец?
Да. И его сын тоже. Скоро я вас с ним познакомлю.
А? — переспросила воительница, озадаченно задирая бровь. Она даже невольно притормозила, из-за чего отцовским ближникам и следовавшим за ними воинам, пришлось размыкаться, обходя ее по сторонам.
Ей совсем не понравилась эта короткая, брошенная между делом фраза. Дело в том, что с недавних пор папаша задался настойчивой мыслью выдать ее замуж, для чего взял за правило всегда брать Лусхару с собой, когда посещал своих старых друзей, у которых оставались неженатые сыновья. Пока что это было что-то вроде смотрин и можно было не бояться, что батя вдруг назовет имя того, кто станет ее мужем, но с каждым разом цель этих визитов становилась все более прозрачной и отчетливой.
Замуж, однако, совсем не хотелось. Вряд ли будущему мужу понравится, что его жена ходит в боевые походы, где спит на узкой палубе драккара среди толпы не самых робких и стеснительных мужиков. Там ведь нет возможности уединиться и даже нужду приходится справлять прилюдно. Альтернативой этому была скучная жизнь в семейном одале, где единственным развлечением Лусхары на многие годы станут прислуживание свекрови и раздача пинков ленивым рабам. Зримым воплощением грядущего семейного будущего был пример трех старших сестер, которых отцу удалось выдать замуж.
Так это что… а как же… Ты же говорил мы идем в поход! — приходя в себя, выкрикнула орчанка в спину отцу.
Тот не ответил, успев уйти вперед на десяток шагов и теперь, колокольней торчал над головами коренастых лагов и блодов, составлявших абсолютное большинство его маленькой дружины. Пришлось догонять, распихивая оказавшихся между ними воинов локтями.
Ты же говорил мы идем в поход! – повторила она свое обвинение, приспосабливаясь к великанскому шагу носатого богатыря.


На меня надвигается из кустов Феанор!
Ну и пусть надвигается - у меня есть топор!


Вернуться к началу Перейти вниз
Лусхара
Путник
avatar


Анкета персонажа : Лусхара
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: помесь орчихи с троллем
Ремесло:: Специалист по отъему чужого добра
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Вс 02 Апр 2017, 11:57
Тот нехотя обернулся, кося красным глазом на докучливую дочку и гнусаво подтвердил:
Так и есть. — Вытянув перед собой длинную руку, с непропорционально крупным запястьем, он указал пальцем куда-то вперед. — Посмотри туда. Что ты видишь?
Лусхара повернула голову, рассматривая утыканный кольями ров, земляные валы и грубый частокол, с редкими деревянными башенками, похожими на помесь собачей будки с голубятней. Уже были слышны переклички сидящих в них дозорных, наверняка заметивших чужой отряд, приближающийся прямо к распахнутым настежь воротам.
Укрепления, лес, капище на холме, — начала перечислять девушка, гадая, что имеет ввиду ее отец. — Пьяного мужика в воротах…
Между распахнутых створок и правда дрых мертвецки пьяный орк, абсолютно голый, но зато бережно, как мать дитя, прижимающий к груди полуторный меч без ножен. Его богатырский храп был слышен за пятьдесят шагов, а запах кислой сивухи, был способен сразить любого неподготовленного врага уже с десяти
Это табатры. — Ответил вожак таким тоном, словно одно их название было ответом на большинство вопросов. — Очень много табатров собравшихся вместе для большой войны. А у каждой большой войны есть достойная цель. Какая цель может быть в этих лесах?
Каркохтар. — Вякнул один из отцовских ближников, с маленьким золотым кольцом в носу.
Таким ненавязчивым способом урукхай хотел подчеркнуть, что силен и свиреп будто бык. Хотя лысым черепом и низким лбом вкупе с парой гипертрофированных клыков, торчащих из-под нижней губы, он напоминал Лусхаре кабана. А глядя на торчащее в широком носу кольцо, ей всегда было трудно удержаться от соблазна подергать за него.
Я не тебя спрашиваю, Азрок. — Шикнул на нагловатого воина вождь. — В Каркохтаре нет ничего кроме мечей «железного легиона». Эта добыча преумножает славу, но не даст нам богатства.
Азрок смутился и надолго задумался, гадая что может быть ценного в лесах возле Морны. Однако упоминание о титланской крепости направило мысли Лусхи в нужное направление. Морща под шлемом лоб, она попыталась вспомнить, какие города короткоухих могут находиться за линией их фортов. На ум приходила только одна Басхвалия — довольно крупное поселение, стоящее на торговых путях между Республикой Турл-Титла и эльфийским Эльвенором. Оно же запирало впадающий в Срединное море Белленголн, не пропуская по нему оркландские корабли, из-за чего искателям Славы и пиратам, вроде ее папаши, приходилось закладывать огромный крюк, обходя все южное побережье Монистерна.
Басхвалия?     
Устье Белленголна! — Возразил отец.  — Плодородные земли. Фаэма. Выход к морю! Куда, по-твоему, денутся табатры, когда эта земля будет очищена от титлан? 
Вернутся в горы?
Ха! — не выдержав, громыхнул за спиной Лусхи другой отцовский урукхай. — Что они там забыли? Пасти овец на голых камнях?!
Он был в загиде Грага недавно, придя к нему перед самым походом, и воительница еще не запомнила его имени. Но его восклицание заставило воительницу опустить глаза от своей непонятливости. Хорошо, что на ней шлем — он скрывает краску стыда залившего ее щеки.
Они начнут обживать эти земли. — Терпеливо пояснил Лусхе отец. — Земля здесь хороша, но ее придется защищать, а на это у горных племен не будет ни единого шанса. И тогда им понадобятся такие как мы — железные воины восточного побережья, лыцари солёных морей, пахари лебединой дороги…
Граг закашлялся, захлебнувшись в собственном восторге от очередного эпитета, для своей дружины. Будь здесь хоть один остроухий или титланин, они бы помогли ему подсказав ещё парочку красочных и чувственных определений для пиратов и морских грабителей, коими для остальных народов являлись обитающие на побережье ороки.  
Так ты думаешь, они вот так просто возьмут и отдадут нам то, что взяли своей кровью?! — Лусха хмыкнула в кулачек размером с головку младенца. — Или ты собрался идти под их вождя?
Нет, мне, Грагу Три-Пальца — гонану и корсудду, гыркхану вольной дружины они земли не дадут, — серьезно ответил отец, не замечая задавленной усмешки дочери. — Но Граг как родич любого из их вождей – получит от них столько земли, сколько будет способен удержать!
Родичу? — озадаченно изогнула брови орчанка, невольно притормаживая. — С каких пор ты стал родичем…
И замолчала сраженная внезапной догадкой.
Так это он через меня решил породниться с табатрами?!
Нет, ну когда-нибудь это должно было произойти, но почему именно сейчас?!


На меня надвигается из кустов Феанор!
Ну и пусть надвигается - у меня есть топор!


Вернуться к началу Перейти вниз
Лусхара
Путник
avatar


Анкета персонажа : Лусхара
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: помесь орчихи с троллем
Ремесло:: Специалист по отъему чужого добра
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Пн 03 Апр 2017, 23:49
Грузно топая и громыхая железом, их отряд подкатил к самым воротам лагеря. 
Как оказалось, охрана там все же была — на верху, появилось двое воинов табатров. Лусхара впервые видела горцев в их… так сказать… «народных» одеждах, если так можно назвать ее отсутствие. Во всяком случае, на их крепких торсах ничего заслуживающего такого названия не было вовсе. Только тонкая корка белой глины и перекрещивающиеся кожаные ремни от мечей и метательных ножей, расположенных непривычно на груди. Были ли на табатрах штаны, для Лусхары пока оставалось тайной, так как острый гребень частокола закрывал горцев до пояса. Широкие, расплывшиеся в недружелюбном оскале, физиономии хозяев так же покрывала высохшая глина, от чего казалось, что вместо голов у них два голых черепа с воинственными ирокезами на макушках.
Чего надо? — грубо поинтересовался один из них, с изрядной ноткой превосходства в голосе, чему изрядно помогала четырехметровая высота частокола, на котором стояли горцы. Попробовали бы они так говорить с Грагом, когда не ему, а им приходилось бы задирать головы.
Поговорить с твоим вождем, волчье отродье. — В тон ему откликнулся Граг, горделиво упирая руки в бока, так, что накрывающая его плечи шкура пещерного медведя раздвинулась в стороны, открывая покрытый арматидовой пылью сегментный доспех и рукоять большого тяжелого меча, который не мог поднять ни один из знакомых Лусхаре воинов. — Я Граг Три-Пальца! Его посланцы были у меня этой зимой.
Словно в доказательство богатырь поднял левую руку с крепко стиснутым кулаком, в котором не доставало двух последних пальцев. Горцы быстро перебросились короткой фразой, после чего один из них тут же пропал, соскочив со стены в лагерь. Надо думать, побежал докладывать вождю.
Не зная как с этим принято у табатров, воительница стала настраиваться на длительное ожидание, но, оказалось, напрасно. Узнав кто стоит под воротами, горцы поумерили наглость и не стали мучить гостей ожиданием.
Наступит день, и я тебя убью, Граг! — объявил оставшийся воин. — Заходи. Ты найдешь моего вождя в самом большом шатре.


На меня надвигается из кустов Феанор!
Ну и пусть надвигается - у меня есть топор!


Вернуться к началу Перейти вниз
Лусхара
Путник
avatar


Анкета персонажа : Лусхара
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: помесь орчихи с троллем
Ремесло:: Специалист по отъему чужого добра
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Чт 06 Апр 2017, 21:35
Только шагнув за ворота Лусхара начала понимать истинные размеры лагеря. Даже и не лагеря, а средних размеров городка, с десятками тысяч населения, только вместо домов в нем были разбиты походные шатры. Никогда ранее она не видела такого большого войска! Даже если половина просто рабы, то такого должно было хватить и на титланский Каркохтар и на их же Басхвалию и еще осталось бы чтоб взять и разграбить все земли от Басхвалии до побережья!
Запах в этом городке не уступал по брутальности его жителям. Со всех сторон несло кислой брагой, которой в неимоверных количествах наливались перед шатрами табатры, пахло жаренным мясом, к которому примешивался специфический запах волчьей псины, от сотен бродящих между палатками волколаков, и нечистот из переполненной выгребной ямы. Какое счастье, что сейчас начало весны и еще не летят мухи! Иначе бы здесь было совсем не продохнуть. Все это накрывал тяжкий смрад от тысяч горящих костров, от которого у Лусхары моментально запершило в горле. Единственным спасением, благодаря которому все здешнее население еще не задохнулось в этом аду был свежий речной бриз, дувший с Юго-Востока от полноводного Белленголна.
Загидники Грага пробирались между расставленными без всякого порядка шалашами, кое-где переступая через погасшие кострища и их спящих хозяев (к тайному разочарованию Лусхары все они были в штанах). Табатры почти не обращали на них внимания. Для них загид Грага были просто еще одни воины пришедшие присоединиться к их вождю.
Ну и вонища…— брезгливо зажав двумя пальцами нос, пропыхтел воин рядом с Лусхарой. Он был в загиде Грага недавно, прия к нему перед самым походом, и воительница еще не запомнила его имени. Он не отличался кабаньей массивностью Азрока, скорее напоминая быстрого и ловкого барса. — Но ты скоро привыкнешь. Главное приучи будущего мужа не тащить волколака в общую постель.
Воительница вспыхнула, обращая на шутника пронзительный взгляд льдисто-голубых глаз, сверкающих из-под железной кромки шлема. Тот даже не смутился, наоборот растянул серую харю в дружественной улыбке, способной отправить в глубокий обморок любую эльфийскую леди.
— А вот это лизнуть не хочешь? — мстительно продемонстрировав воину средний палец, поинтересовалась орчанка.
Так у тебя его нет!
Так ты у волколака!
Желание отца выдать ее замуж не было ни для кого секретом, ни в борге, ни в загиде, как не было тайной и личное отношение Лусхары к этой идее. И признаться, ее уже порядком утомили однообразные шутки воинов на эту тему. Оставив урукхая лихорадочно придумывать ответную гадость, Лусха ускорила шаг, стремясь не отставать от отца. Ей хотелось узнать какая-такая связь между походом на Каркохтар и знакомством с очередным сыном очередного папиного приятеля. К сожалению, случая продолжить разговор у них не представилось до самого шатра Корбака. Кстати, горец не соврал — жилище вождя действительно было самым большим и легко могло вместить в себя целый драккар, на шестнадцать пар весел. К тому же стоял он на небольшом холме, в надменном одиночестве, сразу дававшим понять, что здесь живет большая шишка.


На меня надвигается из кустов Феанор!
Ну и пусть надвигается - у меня есть топор!


Вернуться к началу Перейти вниз
Лусхара
Путник
avatar


Анкета персонажа : Лусхара
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: помесь орчихи с троллем
Ремесло:: Специалист по отъему чужого добра
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Сб 22 Апр 2017, 02:16
К самому жилью Граг и Лусхара потопали вдвоем – дружина осталась ждать на почтительном удалении. Воительница думала, что с отцом пойдут и его ближники, но урукхаи остались при воинах. Собственно реши вдруг табатры на них напасть – пара тройка клинков при Лусхе и Граге им большой помощи не окажут, а вот та же пара клинков, да еще со светлыми головами ближников на плечах, да при загиде – это мощная сила, способная быстро соображать в любой ситуации. Если надо они построят загид и быстро придут на помощь – способ уже опробованный отцом бесчисленное количество раз на переговорах с гордландцами и орками из диких земель, которым было плевать на любые законы.
Из шатра выскочил воин с измазанной глиной лицом и воинственным ирокезом на голове.
- Корбак встретится с вами. – Доложил он, отступая в сторону и отодвигая полу занавешивающей вход шкуры.
Ссутулившись, чтобы не задеть потолочную балку макушкой, гыркхан шагнул через порог. Лусхара без промедления последовала за ним и сразу же оказалась в полутемном пространстве большого зала. В центре пылал сложенный из диких камней очаг. Свет лился сверху, проникая в жилище сквозь дыру дымохода в куполе. Глазам воительницы потребовалось меньше минуты, чтоб привыкнуть к столь скудному освещению и разглядеть место вождя на укрытом шкурами и мехами помосте, которое занимал очень молодой орк. Пожалуй, ему было даже меньше чем самой Двуязыкой – в постоянных походах внешность молодых орков очень быстро меняется, начиная выглядеть на пять –шесть лет старше своего истинного возраста. Если бы не булава в руках, да золотые браслеты на них и золотая же цепь на шее – орчанка приняла бы его за самозванца без спроса усевшегося на место вождя.
- Наступит день и я тебя убью, Корбак! – По всем правилам вежливости поприветствовал хозяина отец Лусхары, обнажая в широкой улыбке крупные белые зубы.


На меня надвигается из кустов Феанор!
Ну и пусть надвигается - у меня есть топор!


Вернуться к началу Перейти вниз
Лусхара
Путник
avatar


Анкета персонажа : Лусхара
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: помесь орчихи с троллем
Ремесло:: Специалист по отъему чужого добра
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Ср 03 Май 2017, 21:14
Не сегодня! привычно отозвался молодой вождь, слегка надтреснутым голосом и Лусхара поняла, что не ошиблась, определив его как юнца.
Тем не менее, не смотря на молодость, он все же был полноправный вождь и за спиною его сонно склонив голову сидел настоящий шаман. Это был седобородый орок обвешанный до пупа оберегами. Одеждой ему служили заскорузлые кожаные штаны, да волколачья шкура, снятая вместе с черепом, к которому были приделаны турьи рога. Лусхаре не так часто доводилось встречаться с шаманами, но она знала, что в их одежде никогда не бывает «лишних» деталей — каждая вещь, каждый узор на них несет свой сакральный смысл. По этим деталям можно было определить, чем занимается шаман и его место в племени. Тот, который сидел за вождём сам был воином и вождем воинов одновременно. Двуязыкая даже удивилась, что не этот старик возглавляет табатров в их большом походе.
 — Я слышал о тебе, Граг Три-Пальца! — продолжал Корбак пока орчанка разглядывала его молчаливого соседа. Ты привел ко мне свой загид чтобы урвать себе толику славы?
Лишняя слава не помешает никогда – ее, как и золота, не бывает много! — не меняя улыбки согласился Граг. — Я готов приумножить эти два свои богатства до бесконечности! 
Ты получишь их гыркхан!
…Но в этот раз я пришел не только за ними… — Продолжил Граг, внимательно шаря глазами вдоль стен.
Лусхара только сейчас обратила внимание, что помимо шамана за вождём, в шатре находится еще десяток ороков. Не воины – вожди. Пляшущие языки огня в очаге тускло играли на их покрытом золотом оружии и стали доспехов. Молча сидя вдоль стены, они не вмешивались в разговор, но с интересом разглядывали отца Лусхары.
…С тобою ли мой старый друг Тарик Лисица? Я слышал, что его род присоединился к твоему войску этой зимой.
И слухи тебя не обманули, Граг!
Обернувшись на голос одновременно с отцом Лусхара увидела как поднимается со своего войлока один из вождей. Он был стар. Большинство орков редко сохраняют свою шевелюру после тридцати лет. Волосы этого обрамляли седым венчиком сияющую желтизной лысину, отчего старикан живо напоминал Лусхе ромашку. Множеству таких она в далеком детстве отрывала лепестки, приговаривая что-то глупое, вроде «съест – не съест», пока папаша не обучил ее более изящным способам расправы.
Старые друзья сдержано поприветствовали друг друга после чего Тарик уселся на место, а слово снова взял Корбак, выразивший радость что столько хороших воинов собираются под его рукой – теперь то уж короткоухим и их приспешникам-половинчикам точно несдобровать! Последнее вызвало гул единодушного одобрения со стороны остальных вождей, стихший только когда шаман открыл глаза и выразительно кашлянул. Вроде бы не громко, но так, что голоса разом притихли. Все вспомнили зачем они тут собрались (уж явно не для того чтоб хором поприветствовать Грага!)
Слова вождя это только подтвердили.
Ты пришел очень вовремя, Три-Пальца — мы как раз держим совет. — Произнес Корбак, бросая на шамана мимолетный взгляд виноватого ученика, замечтавшегося на уроке и за то пропустившего обидный удар от строгого пестуна. — Эй, там! Дайте ему войлок! Присаживайся у очага, Граг. Как только все выскажутся, я хочу услышать и твое слово.
Мой загид… — на всякий случай напомнил молодому вождю гыркхан.
Я пришлю к ним раба — он покажет им место для лагеря.
Граг согласно кивнул, выразительно зыркнув на Лусхару. Та поняла без слов, стукнула в железную грудь кулаком, коротко поклонилась шаману и вождям (всем поклониться было невозможно, поэтому она просто обошлась тем, что поклонилась одному Корбаку) и вымелась прочь.
Минуту спустя с улицы донесся ее шепелявый голос, зовущий отцовских ближников. Это стало для Корбака неожиданным открытием.
Твой воин… это девка?!
Моя седьмая дочь. — Ответил Граг. — Самая младшая.
И скрипнул зубами, услышав сдавленный смешок.
Ты обучил воинскому ремеслу дочь? — Шаман за вождем распахнул во всю ширь глаза, вопросительно изогнув брови.
Всевышний не послал мне сыновей. — Три-Пальца снял с головы рогатый шлем, являя собранию нелицеприятную физиономию корсудда, которому надоели подколки на эту тему. Острый клюв носа, мощный подбородок, торчащие из-под нижней губы острые зубы и крепкая физиономия о которую можно сломать кулаки. — Поэтому все мои дочери — воины.
Добрая кровь… — довольно проскрипел шаман, прикрывая глаза. — Такие рожают только воинов.
На чем задавил любые поводы для шуток. Даже самых дружеских


На меня надвигается из кустов Феанор!
Ну и пусть надвигается - у меня есть топор!


Вернуться к началу Перейти вниз
Лусхара
Путник
avatar


Анкета персонажа : Лусхара
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: помесь орчихи с троллем
Ремесло:: Специалист по отъему чужого добра
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Сб 13 Май 2017, 23:58
К своему ужасу Лусхара не ошиблась, когда сравнила лагерь табатров с табором. Суровые горные воины разместились в тесной границе крепостных стен вместе с семьями. Пока они вместе с отцом шли к жилищу вождя, она была больше поглощена своими страхами по поводу возможного скорого замужества и не замечала измазанных белой глиной орчанок склонившихся над кипящими котлами и мелких детишек, снующих между шатрами. Это так отличалось от военных традиций серых орков и блод-урух, что Лусха даже поначалу не поверила своим глазам, кинувшись их протирать. Хотя с другой стороны она сама вопиющее нарушение традиций, как серых орков, так и корсуддов — ни те ни другие не учат своих женщин воевать. Вспомнив об этом, воительница совсем по-другому взглянула на диких табатров, начав их даже немного уважать.
В самом лагере граговский загид размещать не собирались – самим тесно. Новоприбывшим отвели место за частоколом, где те должны были обустроить свой собственный лагерь вместе с еще несколькими иноплеменными вождями, приведшими к Корбаку своих воинов. Те были такими же как и они, свободными «пахарями лебединых дорог», морскими лыцарями и пиратами, причём один из них даже ходил в походы вместе с самим Больгом Акулой.
После полудня в лагере возникло оживление причиной которого стало полдесятка всадников на взмыленных конях, выскочивших из леса и сходу ворвавшихся в хаос шатров. Азрок сбегал проверить и через некоторое время вернулся с вестью, что прибыли орки из малого лагеря, который ночью уничтожили титлане. Оказывается враги не тряслись от страха на своем берегу под защитой крепостных стен, а вполне активно совершали вылазки на орочью территорию и даже наносили орокам чувствительные удары.
«Это даже интереснее! — обрадовано подумала Лусха, слушая пересказ в исполнении Азрока. — Охотиться на волков всегда увлекательнее чем на зайцев». 
Отец явился ближе к вечеру, проверил как устроились воины и обрадовал Лусхару новостью, что на закате в шатре вождя будет пир, на который приглашена и она.
Ты не лучший воин моего загида, но ты моя дочь.


На меня надвигается из кустов Феанор!
Ну и пусть надвигается - у меня есть топор!


Вернуться к началу Перейти вниз
Лусхара
Путник
avatar


Анкета персонажа : Лусхара
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: помесь орчихи с троллем
Ремесло:: Специалист по отъему чужого добра
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Пт 02 Июн 2017, 22:42
Кушать в кольчуге и в полупанцире – очень неудобно. Нет, ну пару рогов пива, Лусхара без усилия могла выпить и в доспехах, но вот дальше начинались проблемы. Роге на третьем хмель из ее желудка как раз добирался до головы и, подобно рейдерской ватаге, немедленно кидался на приступ, высаживая хлипкую защиту разума могучим ударом тарана. В результате часть пива неизменно оказывалась пронесенной мимо рта. Такая же участь ожидала и кусочки закуски, имевшей обыкновение проваливаться заворот панциря, достать их откуда можно было только полностью раздевшись. А как отреагирует толпа полупьяных решительных мужиков, если девушка рядом с ними вдруг встанет и начнет раздеваться, расстегивая ремешки нагрудника и стягивая через голову кольчугу вместе с прилипшей к ней, мокрой от пролитого пива, рубахой? Вот-вот!
Чтобы пойти на пир вождя вместе с отцом Лусхаре Двуязыкой пришлось переодеваться. Оно, конечно, сказать было проще чем сделать. Во что ей переодеваться-то? Она не изнеженная дочка эльфийского князя, она дочь ярла Грага Три-Пальца и не привыкла таскать за собой обоз с сундуками, полными шмоток! Почти вся ее одежда уже была надета на ней. В вещевом мешке оставалась пара исподних рубах из некрашеного льна, с подолом ниже колен, да теплый плащ с меховой оторочкой. Не считать же за одежду теплое одеяло, взятое из чистого убеждения, что ночи на Юге холоднее чем на Севере?
Можно, конечно пойти на пир в штанах и в поддоспешнике – все-таки Лусха воин и дочь воина, и сами они в военном походе, да и пир у вождя – не просто пьянка, но еще и военный совет (по крайней мере самое начало, пока основная масса вождей и командиров не успеет надраться до поросячьего визга). На такое мероприятие полагается одевать воинский пояс с оружием – саблей (для солидности) и кинжалом (дабы не жрать горячее мясо руками). Однако для отца Лусхары пир у вождя это не только способ набить пузо, коротая время за приятными разговорами, обсуждая планы войны. Для него это еще и смотрины для дочери, что налагало на нее совсем другие требования к внешнему виду. Волосы требовалось в обязательном порядке заплести в косы, надеть платье и навесить на себя как можно больше золота и блестящих цацек. Золото у Лусхары было. Золотая гривна на шее и пара литых браслетов, в виде маленьких кракенов, на запястьях были ее добычей, взятой собственным мечом, а не полученными в подарок от отца. Даже боевой пояс и тот был украшен серебром, хотя его Лусха не добыла в бою, а просто купила на базаре Лагорборга. С волосами тоже проблем не наблюдалось. Черные щетинистые волосы, она в косицы как-нибудь завьет.
Но что делать с проклятым платьем?!


На меня надвигается из кустов Феанор!
Ну и пусть надвигается - у меня есть топор!


Вернуться к началу Перейти вниз
Лусхара
Путник
avatar


Анкета персонажа : Лусхара
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: помесь орчихи с троллем
Ремесло:: Специалист по отъему чужого добра
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Сб 03 Июн 2017, 13:12
Глядя на ее мучительные метания отцовские дружинники покатывались со смеху, отпуская похабные шуточки. Обычно Лусху они не трогали – успела привыкнуть за десять лет, что провела на качающейся палубе «дракона», относясь к ним даже снисходительно, как к комплиментам, но вот именно сейчас они несказанно раздражали. Особенно усердствовал один, потащившийся за ней аж до самого шатра.
Хочешь, я достану тебе платье, Лусха? — смеялся Гортомах, глядя на то, как она примеривается, то к плащу, то к одеялу. — Настоящее!
Неужели у кого-то проснулась совесть, что они вспомнил, что она не просто товарищ и соратник, но еще и эта… как ее?.. ледь! И вообще дочь их вождя? Одеяло, которому грозила пытка перешивом, улеглось на пол, с облегчением шурша складками.
Ну? — льдисто-голубые глаза воительницы взглянули на отцовского ближника со смесью раздражения и надежды. — С себя жнимешь?
Не, я сам не ношу, хотя для некоторых дел юбка всяко удобно штанов. Видел бабу Бротоборка, так под ее подолом хоть настенный арбалет прячь – никто и не замтетит!
Для этого тебе надо отъежть такую же корму, каку бротоборковой бабы.
Что верно – то верно. — Воин довольно хохотнул. — Ну, так как, поискать? Думаю, у жен табатров найдутся и другие тряпки кроме тех, что уже надеты на них.
Позор ей! Как она сама не подумала о горцах! Это она пришла на войну с парой запасных рубах, а они перебрались на берега Морны целыми семьями, взяв с собой не только жен, но даже детей! Оставалось только мысленно дать себе подзатыльник за недогадливость и согласиться на предложение Гортомаха.


На меня надвигается из кустов Феанор!
Ну и пусть надвигается - у меня есть топор!


Вернуться к началу Перейти вниз
Малигос
Путник
avatar


Анкета персонажа : Малигос Сизокрылый
Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Драконид (Саагаз)
Ремесло:: Чародей
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Пн 26 Июн 2017, 20:08
Орочий военный лагерь встретил обоих драконидов не только высоким деревянным частоколом с заострёнными концами толстенных брёвен, но и практически непереносимым смрадом пота, браги и особенно псины. Оба саагаза почти сразу сморщили клыкастые морды от такой вони, а Малигос даже на время блокировал обоняние магией, с сожалением взглянув на собрата, которому такие трюки были недоступны.
Тем временем, предводитель их отряда уже вовсю перекрикивался с одним из дозорных на своём наречии:
Ты привёл чужаков! – недовольно прикрикнул один из полуголых воинов на стене – Пояснись, пока тебя не отправили выгребать за волколаками!
Эти аварглоны видели отряд наших врагов в лесах, синий знает наш язык, он скажет, что эти двое видели.
Провожатый из отряда был явно недоволен таким приветствием, но сдерживался как мог, только чудом не срываясь на прямые угрозы. Мал лишь спокойно ждал, пока Дхаршеон достаточно неприветливо озирался. Сородичу явно не нравилось происходящее, особенно в свете полного непонимания наречия орков. Сизокрылый же вёл себя спокойней, чем пытался вселить уверенность и Дхару.
Военный совет уже начался. Если эти чешуйчатые не скажут ничего дельного, перед Корбаком будешь отвечать сам – гаркнул дозорный, после чего створки несколько уродливых ворот отворились, пропуская отряд дальше.
Открывшаяся картина и вовсе ввела Малигоса в ступор. Чего он никак не ожидал увидеть в военном лагере, так это наличия женщин и детей. Орчихи во всю ворочали котлы с разномастным варевом, а иные ухаживали за щебечущей детворой, носившейся между шатрами, словно мошкара. Вторым пунктом в отмеченных Малом несоответствиях был тотальный хаос. Временные жилища орков словно грибы росли из земли без видимого порядка, ни тебе проходов, ни чётких форм привычного лагеря. Складывалось впечатление, что шатёр просто ставили где взор лёг, заботясь только о том, чтобы не задеть соседей.
Целый отряд продвигался через эту полосу препятствий зигзагами, то огибая жилища, то переступая через спящих прямо на улице орков, иной раз втаптывая в землю золу погасшего кострища.
Единственным местом, где удалось вздохнуть свободней, оказался шатёр вождя. Он располагался на холме, в дали от прочих шатров, и был он просто огромен, словно гигантская полотняная гора, со множеством вершин.
Весь отряд к шатру не пошёл, обоих драконидов сопровождало четыре воина и предводитель отряда. Вся эта небольшая процессия двигалась ко входу, где их уже смерял гневным взглядом довольно крупный орк. Этот вопросов не задал, лишь отодвинув полу занавешивавшей вход шкуры.
По обилию тотчас же устремившихся в их сторону глаз, Мал понял, что они прервали что-то важное, пока предводитель отряда склонил перед собой голову и со всей мочи ударил себя в грудь кулаком.
Сидевший на помосте молодой на вид орк почти сразу с неприкрытой агрессией рыкнул:
Ты прервал совет, урук, пояснись! И что за ящеров ты приволок?!
По голосу было отчётливо слышно, что командовать криком мальцу рановато, однако он держался довольно неплохо для своего возраста, а ответ командира, сопровождавшего драконидов отряда, не дал усомниться, что вождь уважаем среди своих подчинённых.
Эти двое аварглонов видели людской отряд в лесах, совсем недалеко от лагеря, беловласый может рассказать больше, мой вождь – отрапортовал орк.
Говори, сизый, что вы видели.
Ответить сразу на поставленный вопрос оказалось не так просто, но после пары фраз брошенных Дхару, Малигос заговорил.
Я видел небольшой отряд людей, все на лошадях, со знаменоносцем, но разглядеть подробности не удалось. Мой сородич был ближе и говорит, что ими командовала женщина, а на жёлтом знамени изображён вздыбленный белый единорог.
От синего веет магией – хрипловато подал голос шаман, которого Сизокрылый не заметил сразу – И от второго тоже, но не так сильно.
Поняв суть претензии со стороны старого орка, Мал поспешил поясняться:
Я – Малигос Сизокрылый, лекарь и целитель…
Представление прервал один из присутствовавших орков.
У Больга на корабле бывал сизо-золотой аварглон, скажи, ты плавал под парусами Больга-акулы?
Да – коротко подтвердил саагаз – Он помог мне покинуть Тьесс.


Вернуться к началу Перейти вниз
Катальор Переживший
Путник
avatar


Анкета персонажа : Катальор Переживший
Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Вс 28 Янв 2018, 21:17
Вечер восьмого освена 3055 года
Солнце то и дело теряло путешественников из виду, поскольку деревья Анхартского леса, даже лишившись листвы по воле вечного цикла сезонов, стояли друг к другу так плотно, что взор насмешливому светилу ежесекундно закрывала каждая ветка, выросшая до почётного звания ветви. Позади осталась Морна с её бдительной, но пугливой охраной, а впереди открывалась…неизвестность? Да, пожалуй, именно так Катальор мог называть почти гарантированное приближение своей смерти. Весьма опрометчиво, в самом-то деле, надеяться на доброту судьбы, если в голове нет знаний о том, как она функционирует. Если орки и отличались благоразумием, то неизвестно было, какого рода благоразумием. Они могли бы вырезать каждого чужеземца на той поляне, и это было бы рационально, ведь никто не гарантировал покорность невесть откуда взявшихся на их половине речной поймы людей, лишенных каких-либо атрибут титлан или иных чужеземцев. Некромант был готов отдать все свои прекрасные длинные ногти, которым не страшен даже жёсткий режим последних месяцев его обычно размеренной и спокойной жизни, на слом за то, что никто из «пленивших» его отряд бугаев не умеет делать выводы из ситуаций и при этом превысить лимит из четырех слов. Слишком уж одухотворённые лица были у сих желтокожих. Их вели в святую святых отнюдь не по доброте душевной и отнюдь не из-за просьбы Гуожи. Их вели к вождю. Или шаману. Или к тому, кто соединяет в себе обе этих противоречивых, на первый взгляд, племенных роли. Для чего? Всё просто: этот их правитель обладал аналитическим мышлением, дальновидностью и разумом не ребёнка, а уже как минимум заматеревшего отрока. Нет, в самом деле, колдун всё сильнее закреплял свою веру в то, что орки были тупее тех вил, которыми дворцовый конюх в Айронхарте пытался заколоть свою гулящую жену. Весьма бесполезный слух ныне обратился в весьма забавное сравнение. Почти бесшумно хихикнув, тьессарец замаскировал свой смешок в приступ внезапного кашля. Варвар, шедший от него по правую руку, злобно оскалился, но звуков не издал, а чародей решил больше не испытывать терпение своих конвоиров и решил сосредоточиться на дороге в прекрасном месте.
А Анхартский лес мог считаться каким угодно, но только не чудесным. Каждый высушенный приходом зимы ствол дерева, каждый поникший заснувший кустик, каждая скрывающаяся под еще влажным, но уже замерзающим дёрном желтая травинка – всё дышало гнетущими остатками древней войны. Магический фон в этих обнесённых кущах едва ли не гудел. И не надо быть умелым магом, чтобы ощутить это. Ветки мешали свету попадать на тропу, поэтому в рассветные часы здесь было почти так же темно, как и в ночные. А влияние магии в некоторые моменты казалось просто невероятным, создавая непередаваемую атмосферу неуютности. Такое количество непригодной к использованию энергии гнело Придворного Чародея Тавантина, поэтому он старался не замечать мелодичный разлитый океан вокруг себя. Перворождённые явно не понимали, на что способны орки. А те, в свою очередь, не понимали, на что способны остроухие. Этакий круг, который эльфы однажды решили прервать своей древней, а оттого и примитивной ворожбой. Глупцы. Орки оказались крепкими к проявлениям незримых энергетических потоков, а вот Баланс на Восточном Материке пострадал. Ни одна магическая чума не способна так сильно повредить гармонию в природе, как, казалось бы, обычные фокусы эльдаров. Они дали этому лесу душу. И он живёт. Дышит. Смотрит. Ненавидит. Говорят, что иногда некоторые деревья здесь оживают и начинают убивать случайных путников. Так повелели им их создатели когда-то, а теперь эти остовы былого величия Эльвенора убивают и потомков своих оживителей при возможности. А орки? Орки плодятся и, как видно по этим длинным в ширину господарям, весьма здравствуют. Гуожи уверен, что Перворожденные, умудрившись отхватить этот заросший дубами и берёзами кусок у Орксланда, навряд ли когда-нибудь заселят его, ведь если даже наёмникам, не имевшим никаких мало-мальских задатков хотя бы начинающих чародеев, казалось всю дорогу, что за ними следят, да и не орки вовсе, а нечто «непонятное», то каково здесь будет чувствительным к тонким энергетическим колебаниям эльфам?
Ночи среди обезумевших рощ коротать никто не хотел, поэтому орки шли почти без остановок, надеясь добраться до своего родного дома как можно быстрее. Их выносливые тела, быть может, приготовлены к таким путешествиям, но истощенные люди, плетущиеся за ними, выбивались из сил. С явным неудовольствием желтокожие вставали на привал после того, как и без того редкое солнце уходило с небосклона, уступая первенство луне. К удивлению пленников, их не привязывали и даже кормили перед сном. Катальор вежливо отказывался от своей порции воняющей животным потом похлебки, извлекая необходимую его пока еще живому телу энергию из новых, пышущих здоровьем жертв в лице сопроводителей. Дикари удивлённо таращились, но странности своего невольника обсудить на доступных ему языках не решились. Они наверняка шушукались на своём гулком наречии, насмехаясь над чудаковатым стариком в смешных одеждах. Странно, Гуожи казалось, что обитатели Востока будут цивилизованнее мифов о них.
Орки оставляли караульного, который следил и за обстановкой в заснувшем лагере, и за невольниками. Вид неспящего некроманта вызывал у каждого бдящего варвара вполне ожидаемую реакцию. Смешной при свете костра, сейчас этот мужичок казался чем-то аляповато чуждым, противоестественным.
К вечеру второго дня, наконец, группа достигла своей цели. Лес расступился, показав им сначала частокол, а потом и бревенчатую стену, прячущую, похоже, не орков от вторжения мира, а мир от вторжения орков. С тощей, слегка покосившейся вышки послышался звонкий, ушедший эхом в Анхарт гаркающий звук, несущий в себе одновременно и вопрошающие, и угрожающие нотки:
-Боснаук?
-Боснаук! - утвердительно заорал лидер пришедшей группы. За ограду на вершине башни перевалилось огромное жёлтое рыло, которое, удостоверившись в том, что пришли друзья, расплылось в довольном оскале, но и тот быстро исчез, когда обитатель сторожки разглядел спутников соплеменников. Прокричав что-то в сторону поселения, воин с любопытством стал разглядывать процессию. Видимо, интересных зрелищ на его век пришлось немного.
Деревянные врата распахнулись, впуская наёмников, некроманта и их пленителей в крепость, которая оказалась…Поселением? Да, именно так: перед Катальором предстала чудеснейшая по своей абсолютной предсказуемости картина. Где орки воюют, там они и прячутся, там они и множатся, там они и гадят. И запахи быстро напомнили чародею о том, что белуджистанский Старый Город был ярмаркой специй по сравнению с этим, да пожрёт его сущий, местом. Пот, отбросы, выделения как самих желтокожих, так и их питомцев – всё это бежало грязью под ногами людей и орков, да витало миазмами в воздухе. Видимо, дикарей сей отвратительный антураж не смущал, а Гуожи лишь припомнил, как провел детство в тьессарской деревеньке, которая была раз в десять чище этой дыры. Понеужто властителям Востока комфортно в таких условиях? Тут будто уголь копают, а не живут.
Обитатели лагеря явно собирались ко сну, однако этот факт не помешал им обступить пришедших. И женщины, и дети, и мужчины были как один уродливы, мускулисты и почти обнажены. Омерзительное сходство с разнузданными бединцами пришлось на гардероб, ну конечно же. Маг недовольно поморщился, разглядывая толпу, которую, наверное, также смущал его выбор в одежде.
-Стойте здесь, - буркнул лидер пленивших наёмников орков, - Я буду говорить с вождём и шаманом.









Вернуться к началу Перейти вниз
Катальор Переживший
Путник
avatar


Анкета персонажа : Катальор Переживший
Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Вс 04 Фев 2018, 16:43
Результат совместной работы с Рабодоглядчиком
Вдоволь наглядевшись на людей, которых и так они видят в силу земельных предпочтений достаточно часто, зеваки разбрелись по своим делам. Хоть поселение и было большим, к кульминации сегодняшнего вечера все заинтересованные обитатели захолустья поспеют вовремя. Несмотря на позднее время, орки продолжали вести свой степенный будничный быт с остервенением тавантинских крестьян из Приграничья. Вокруг безвластие, враги, разбойники и прочая не поддающаяся описанию дрянь?  Самое время закрыть скотину в хлеву на ночь! И в Пекло тот факт, что хлев вчера сожгли. Да и скотину тоже. Закрывать-то надо. Положено же. Вот и желтокожим было положено делать всё то, что они делали. Вот, например, по правую руку от Гуожи на небольшом отрезе дерева сидела грузная пожилая орчиха, чей внешний вид вызывал исключительно отвращение. Варвары ценят воинственность и в мужчинах, и в женщинах, но способность приносить потомство в последних ценилось больше. Необъятное пузо, огромная обвисшая грудь, погасший взгляд и бессмысленные движения уродливыми мозолистыми руками, ощипывающими тушку то ли курицы, то ли глухаря, намекали на то, что сия дама, быть может, и хотела лучшей жизни, но в итоге её не получила. Она была гнездом для выводка новых осеменителей и таких же гнёзд. Звеном в примитивнейшем цикле на свете. Но эффективном. Это бы племя да в Серые Земли - вот раздолье было бы тамошним некромантам! С точки зрения изыскателя на Пути Духа орки Катальора не интересовали, но он с большим удовольствием приобрёл бы себе в свиту фантома какого-нибудь местного чемпиона. Научись он делать, конечно, фантомов. А пока что ему приходится довольствоваться простыми подчинёнными душами людей.
Шатры, служившие желтокожим домами, расплывались в серый горизонт, превращались в двуцветную массу, напоминающую пленённым тавантинцам плесневелое мясо с копошащимися в нём опарышами. Наёмники под влиянием удручающей картины поддались порочному унынию и уже начали прощаться с жестокостью своих относительно счастливых доселе жизней. Да и их наниматель, чего уж греха таить, судорожно вспоминал мёркхемские дорожки в надежде, что его пока скудных знаний хватит для того, чтобы вернуться в мир живых в случае проявления неприятных последствий его выбора. Могучие некроманты знали о Заграничье всё, поэтому могли путешествовать в Поместье Ниссельшель так, будто знали, где сама Смерть хранит ключи от его главных ворот. Но Гуожи такие мудрости были недоступны…пока что. Поэтому тело своё он берёг, опасаясь сослепу перевоплотиться в каком-нибудь забитом звере или, опять же, голозадом орке из местных краёв.
Почти из каждого колышущегося на ветру «дома» раздавалось грозное храпение, принадлежащее, вестимо, добытчикам и ударной силе племени – налётчикам и грабителям, отсыпающимся в вечерней прохладе после ночных походов как на земли титлан, так и на владения других поселений, подобных этому. Когда солнце полностью сядет, храп прервётся, и бодрые разбойники-кормильцы ринутся в очередную атаку. Тем, вестимо, эти твари и жили. Катальора как-то один торговец клятвенно уверял, что на самом деле орки – жертвы слухов, распространяемых их каверзными соседями. Что на самом деле их раса развита и в какой-то степени даже гениальна. До сего дня колдун и думать не мог, каким тот купец был слепым, глухим и безносым выдумщиком. Есть вероятность того, будто эти желтокожие варвары являются одичавшей обособленной частью огромного народа, но если это так, то почему именно они представляют войска Орксланда в этих краях…И представляют ли они их вообще?
Размышления мага прервал басистый лидер пленившей его наёмников группы, приползший из «Дворца» здешней головы. Его грубое лицо исказилось в некоем противоестественном смешении радости и смущения. Клыкастая пасть распахнулась, высвободив в стылый закатный воздух ком пара, украшенный бахромой из огрубленной эльфийской речи:
-Кто есть вожак?
Чародей медленно поднял руку, чем вызвал смех у многих оставшихся наблюдать за происходящим орков. Чтобы такой дряхлый, вялый, тщедушный дедок вёл за собой этих весьма способных на вид воинов? Ну… тогда удивительность того, что они выглядят истощенными, исчезает. Всякий солдат устанет шляться следом за ветошью. Когда гоготание, схожее со скрипом падающего дерева, прекратилось, желтокожий жестом поманил бледного ворожея и его людей за собой. Удивительно, как быстро рассеивалось спокойствие этих варваров. Как только старик засеменил со своего места, разбойники расползлись по углам, вместо того, чтобы, улыбаясь, обсмеять потешность походки чужеземца. Но они этого не сделали. То ли из-за каких-то внезапно назревших дел, то ли из-за резкой потери интереса к «гостям» поселения. Или им казалось, что эта белая, обмотанная чёрными одеждами фигура была противоестественным элементом на фоне всей их обыденности. Некромант оставался некромантом. Мёртвым духом в живом теле. И одичавшие разумные твари это понимали, чувствовали всеми крошечными частями своих хилых умов, поэтому наёмники и Катальор отправились к центру лагеря только под бдительными взорами их сопроводителей и под рассеянное зевание уродливых беспризорных детей.
«Дом» вождя располагался на небольшой возвышенности, что несло, несомненно, некий сакральный смысл в культуре этого бедного на рассудок народа. На вкус волшебника внешнее убранство было скудным. Очень скудным. Серые булыжники, служившие основой для искусственного холмика, были такими же грубыми, как и те, кто их сюда навалил. Огромный шатёр, который дикари наверняка называли едва ли не крепостью, возвышался над гостями жутким, но абсолютно бессильным чудовищем.
Катальора вместе с его людьми провели до шатра Большого вождя. Однако же войти внутрь разрешили только некому "кто-из-вас-тут-есть-вожак". Остальным, кто в это определение не вписывался, было наказано "тут и никуда". Окружавший отряд Гуожи "конвой" уже совсем плотно сомкнул ряды. Ни внутрь круга, ни вовне теперь никто не смог бы проскользнуть.
Чародей неспешной тенью влетел внутрь «дома», приготовившись к любому развитию событий. Убранство места выглядело так же скудно, как и его окружение. Грубые, воняющие гнилью шкуры, грязь и отгоняемый слабыми жаровнями прожорливый мрак. Пережившему пришлось изрядно поднапрячь свои сдающие годам глаза для того, чтобы разглядеть присутствующих в этом, с позволения сказать, помещении.
Внутри шатра на достаточно большой стопке из шкур сидел вождь.  Должно быть, он считался сильнейшим и храбрейшим в племени, но все же выглядел он как типичный представитель своего рода. Мускулистый, с множеством шрамов. За ним стоял другой орк, чье лицо скрывала маска. Шаман. Вот он выделялся внешностью среди сородичей. Сухощавый и седой старик, если глянуть со спины или издалека, казался немощным. Все впечатление меняла аура, его окружающая. Даже выверка шамана была не дикарской, а какой-то…иной. Он осмотрел Катальора с ног до головы и кивнул каким-то своим мыслям.
-И кто ж ты таков, что прешься через нашу землю? - спросил тем временем вожак.
Некромант поклонился, почти коснувшись своей жиденькой бородкой земляного пола. Его правая рука была направлена в сторону, а левая - легла на грудь. Несколько упрощенный западный вариант приветствия более высокого по статусу существа должен был одним своим видом показать принятие Гуожи всех диктуемых вождем условий их нынешнего и будущего взаимодействия. Беседа с опасным разумом должна начинаться с широкого жеста и вежливой речи:
-Приветствую Вас, Владыка Орков! – тихо, но слышимо произнёс визитёр, степенно выпрямившись, но слегка склонив голову в напускном почтении, - Мы прибыли в Ваши земли по воле злого случая! Я представляю Тавантинскую Империю и здесь я для того, чтобы достичь Царской Горы. Дело в том, что мой государь считает, будто наши народы слишком долго находились в состоянии выдуманной титланами и эльфами вражды! Его приказом я должен предложить дары самому сильному вождю, которого встречу, а после – самому царю Дарготу Второму.
-И где же твои дары? - с живым интересом спросил вождь, а после прибавил, - Царю нужно хорошее дарить. А ты не знаешь, что хорошее. Покажь!
Маг снова медленно исказил свою тщедушную спину в поклоне, а после снял со своего широкого пояса кошель, полный золотых динариев. Кошелём эта обитая бархатом сума называлась условно, и сама по себе была дорогой и оцениваемой в цивилизованных местах вещью. Почтенно чародей засеменил к вождю. Передав «дар» (который своей скудностью удивил даже заматерелого нищего), Катальор начал пояснения:
-Здесь нет ни единой медной или серебряной монеты. Только чистейшее золото. Сам же мешочек считается в моих краях почти обязательным атрибутом богатых и влиятельных господ. Чаще – самых богатых и самых влиятельных. Таких, как Вы.
Некромант торопливо вернулся на своё прежнее место, откуда продолжил вещать:
-Но это не всё. Скажите, вождь, как Вы высоко Вы оцените живой дар?
На последнее предложение вождь скривился.
-Ты что, хочешь мне своих неженок подарить? Они годятся только на шашлык.
-И где твои дары царю, посол из Тавантина? - подал голос шаман
Он сказал это ровным тоном, лишь ненамного выделив слово "посол" ироничной интонацией.
Катальор вздрогнул. Речь говорящего с духами была куда мягче и правильнее, чем у всех доселе встреченных группой ворожея желтокожих вместе взятых. Удивительно, как этот дикарь с деревянной мордой идолища на лице умудрялся выговаривать эльфийские слова с едва ли не  произношением Перворожденных. И именно уверенность и сталь в его озвученных им же мыслях показали, кто главенствует над умами варваров в этом поселении. И кого стоило опасаться больше всего. Но для начала надо поддержать спектакль и ответить на вопрос «самого-самого» вождя:
-Именно в этом и прелесть живого подарка, Владыка. Любой, кто станет даром для Вас, станет единовременно с этим Вашей вещью. Среди них много отважных воинов, которые готовы пожертвовать всем ради победы над врагом. Вашим или моим. А в последнее время выходит так, что враги у нас, собственно, одни и те же.
Некромант пытался ударить по тщеславию вождя всем, что при нём имелось. Наёмников нельзя было назвать борцами за идеалы, но щепоть лжи была прикрыта горкой сахарной правды. Они все были воинами. Неплохими, как показал недавний опыт. Поэтому они еще могут пригодиться самому Гуожи. Однако и задобрить вождя чем-то да надо. Например… Фридрихом, который потерял свою ценность еще в Белуджистане. Катальор дружелюбно улыбнулся и продолжил вещать:
-Я готов Вам отдать лучших из них. Двое безропотных слуг, готовых служить. Они могут стать прекрасными рабами или…
Старик не закончил свою речь, поскольку не знал, что говорить. Ходили слухи, что многие орки придерживаются несколько измененного исарианского учения, однако все эти шатры, удручающий вид поселения и шаман в деревянной маске, навряд ли изображающей Единого, говорили об обратном. А уж истории о диких «старых» традициях орочьего народа все слышали, поэтому, думается, Горлопану и еще нескольким доходягам-рубакам не повезет. Ну что ж, это всё хорошо, но вопрос говорящего с духами слишком долго витал без ответа. Катальор снял небольшой ониксовый жезл с крепления на поясе и, погладив золотой набалдашник в виде кошачьей головы, перевёл взгляд на шамана, не убирая с лица лик фальшивой дружелюбности:
-Эта вещь, как можно понять, магическая. Ничего особенного, она просто позволяет заклинателям ускорять течение мистической энергии. Мы не были уверены в том, что лорд Даргот оценит чрезмерно вычурные подарки, поэтому решили отправить ему это. И еще кое-что. Ответ на вопрос, который был пожирал умы гениев в этих и многих других краях.
Вождь очень резко обернулся назад, так что невозможно было разглядеть, что за эмоции отразились у него на лице. Шаман, не прекращая смотреть только на Катальора, коротко сжал плечи вождя и тот, гордо вздернув подбородок, повернулся обратно.
-Твой посох нужен заклинателям - твои слова. - сказал тем временем шаман - Царь не имеет никакого отношения к заклятьям. И мой вопрос все так же в силе, где твои дары царю?
Лицо некроманта расплылось в зловещем оскале, однако навряд ли орки со скудностью их звериной мимики способны оценить всю неправильность выражения малочисленных, но концентрированных эмоций мага. За короткие минуты знакомства с лидерами желтокожих Гуожи понял только то, что жрец языческих божков обладает не только острым умом, но и враждебным намерением. Его обхитрить не получится…по крайней мере с тем незначительным числом воздействующих факторов, которые имелись при колдуне. Голос единственного человека в шатре звучал всё также учтиво, постепенно окрашиваясь неким отсветом таинственности:
-Что ж, это будет очередная безделушка в его несомненно богатой коллекции. Но не об этом сейчас речь, верно? Дары…Дары-дары-дары… Вы желаете узнать ответ, который я принес с собой, верно? Вы хотите знать, в чем его суть?
-Мы хотим знать истинную причину, что делает черный маг и прочие его слуги на нашей территории. Ты не посол. Для этой цели достаточно отправить простого дворянина. Для этой цели не приплывают сперва в Титл. Я вижу ложь, но она очевидна и для остальных. Так зачем ваш отряд здесь?
-Будь ты действительно посол - подтвердил вождь - твоя башка уже давно в Тавантин поплыла. Эти подачки прямое оскорбление для любого моего воина!
Маг разума захохотал. Искренне, но абсолютно невыразительно. Отвесив очередной поклон, но в этот раз лишенный какой-то картонной манерности, привычной многолетним аристократам, чародей резко прекратил издавать какие-либо звуки. Погладив свою бородку, он начал металлическим голосом говорить, озвучивая каждую мысль, что приходит в его бледную голову:
-В самом деле, титлане и эльфы кривят своими душонками, когда распускают слухи о Вашем народе...Хм-м…Вы желаете услышать правду? Тогда слушайте.
Катальор вернул магический жезл на положенное ему место на поясе, после чего продолжил:
-Я изыскатель. Прибыл на Восточный Континент в поисках мифического Источника Вечной Жизни.  Слова одного…осведомленного существа позволили мне определить, где он находится. Судя по всему - рядом с городом Алмириэлем, Владыки племени. Из Тавантина мы приплыли сюда через Белуджистан и Турл-Титл только с одной целью: найти Родник и добыть пробы воды для множества экспериментов. Но Алмириэль есть часть Вашей могучей Империи, а я не обладаю ни армией, ни желанием вести битвы с хозяевами востока за каждый кусок земли до руин эльвенорского поселения.
Немного замешкавшись, заклинатель немёртвых все же решил добавить:
-Именно для этого я и искал Царя Царей. Навряд ли Орксланд откажется от такого важного стратегического ресурса. А я навряд ли откажусь быть одним из первооткрывателей этого, с позволения сказать, чуда.
-Алмириэль наш, эт точно. И что, ты реально веришь в эти байки про Источник? Да миф это! - воскликнул вождь.
-По крайней мере, на этот раз он сказал правду - ответил шаман.
-Веришь, значится? Ты притащишь нам оттуда две фляги. Тогда тебе и к царю переться не придется. Отряд Грага-Три-Пальца пойдет с тобой.
Столкнувшись с неожиданными словами правителей поселения, Гуожи невольно избавился от всех масок, которые он носит почти что ежесекундно, поэтому его лицо на мгновение – всего лишь на мгновение – потеряло всякое выражение. Казалось, что он прямо здесь в эту самую секунду крепко заснул с открытыми глазами. Но всё когда-то возвращается. И на восковую маску вернулось подобие дружелюбной радости. Из улыбающегося рта полетел восторженный вздох. Некромант в самом деле был доволен. Ответ, полученный им, не мог не восхищать своим великодушием. Дикари, а как миловидны! Сразу перешли к делу. И никакого мракобесия от крестьянской косности тавантинцев или от разнузданной распутности атраванцев.
-Я польщен Вашим великодушием, милосердный вождь и мудрейший шаман, - запел гость желтокожих - Прошу простить за свою ложь. К сожалению, за границами Орксланда о Вашем народе говорят немногое. Я был вынужден принять меры предосторожности. Весьма примитивные, согласен, но, к сожалению, самые доступные. Выражаю надежду, что результаты моей – теперь уже нашей – экспедиции позволят нам всем увидеть будущее. Если верить легендам – далёкое.
Чародей снова поклонился.









Вернуться к началу Перейти вниз
Лусхара
Путник
avatar


Анкета персонажа : Лусхара
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: помесь орчихи с троллем
Ремесло:: Специалист по отъему чужого добра
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Пн 27 Авг 2018, 19:21
Спустились с гор >>>>>>

27 Серпеня, 3056-ой год


Лагерь горцев ничуть не изменился за прошедший год. Разве что значительно увеличился в размерах. Землянки, шалаши и шатры теперь стояли по обеим берегам реки. Большая война привлекла почти все горные племена, множество мелких вождей из других племён. Были там белые орки из Крассборга; вольные ватаги рейдеров обживающие Дикие Земли; чёрные как негры красноглазые орокуэны; носатые коррсуды; гиганты сабры. Каждый стоял своим лагерем как вздумается и как повезёт.
Попутчики сразу куда-то отстали – наверное, пошли искать свое племя – а Мерга и Лусха отправились прямиком к лагерю ярлов. Здесь порядка было больше, хотя пьяные поперек дороги валялись и здесь.
Отец встретил Лусхару, с порога заключив в крепкие объятия, а обнимать он мог – не дай Бог. Мог поломать ребра медведю.
Тебя не было целый год! Целый год никаких вестей! - рычал он, хрустя костями Лусхары. Голос у него был рокочущий, гнусавый, неприятный. - Но… где остальные?
- Их нет, - ответила орчанка, нехотя добавив подробностей. - Иштоцник — миф. Штарик завёл наш в горы иш которых я едва вышла живой. И ешли бы не Мерга, я навеки ошталась бы на том леднике.
Граг Три-Пальца казалось только сейчас заметил скромную фигуру полукровки замершую у входа в шатер.
- Похвально, - выдал он спустя некоторое время.- Я рад приветствовать у себя достойного мужа.
- «Сильный»,* - обронил странным тоном один из бусгракхов - лысый одноглазый орк с шрамом через все лицо. -  А на первый взгляд и не скажешь...
- Не крепость мышц делает нас «сильными»,- возразил Граг, не заметив поддевки. - Но наш крепкий дух, наша готовность рисковать, жертвовать собой ради товарища, ради наших идей, ради Рода!
Он шагнул к Зилхару. Высоченный. Страшный. Лязгающий, звенящий, громыхающий, пахнущий потом, железом и маслом. Протянул длинные жилистые руки, крепко стискивая плечи подростка.
- Граг умеет быть благодарным! А ну насыпать ему полные штаны золота. Столько — сколько выдержат не лопаясь! Кто твой отец Мерга?
Его отец погиб под обвалом, - вмешалась Лусхара. - Вместе с родичами
Ах вот как? — Граг окинул подростка долгимотценивающим взглядом. — Тогда я готов взять тебя к себе, Мерга. Мой загид как семья. Каждый воин в нем мне все равно, что сын или брат. Загид ярла Грага Три-Пальца известен по всей округе.


* звучит как «оркан». Слово дало название целому народу.




На меня надвигается из кустов Феанор!
Ну и пусть надвигается - у меня есть топор!


Вернуться к началу Перейти вниз
Зилхар
Бард Амалирра
avatar
Online

Анкета персонажа : Зилхар Канхорбесна
Достижения :
Награды :

Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: дроу
Ремесло:: вор, убийца, лазутчик-недоучка
Звание:: Неуловимый Джо


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Вс 02 Сен 2018, 19:59
Предложение тролля застало Зилхара врасплох, но тот сумел сохранить невозмутимость в лице. Заговорил он не сразу, обведя взглядом присутствующих.
- Для меня это честь, - ответил дроу, - но... Но я должен рассказать о смерти отца его брату и матери.
Избавиться от любви "нокать" он так и не смог ни в своём языке, ни в орочьем, потому мысленно пожурил себя за привычку. Одноглазый орк, что до этого с нескрываемым сомнением рассматривал подростка как будущего собрата по оружию, только хмыкнул, но промолчал. 
- Расскажешь заодно, что стал воином Грага. - Настаивал ярл. - Мой загид не какая-то банда.
Ухмылка на лице одноглазого уруха дрогнула. Зилхар хотел возразить, но губы его замерли на четверти слова. Уши же дрогнули и хищно опустились, меж бровями пролегла неглубокая складка задумчивости. Негромко, чуть ли не мурлыкая под нос, он спросил, - так значит, вы против Титла воюете?
Несмотря на то, что в шатре не было рыбы, Зилхар отчётливо почувствовал её запах. Случайно влетевшая мысль разбудила память и о вонючих титланских улицах, о падали, смевшей называть себя стражей, о подлизах из банды Ласточки, и о самом Ласточке. Это были далеко не все причины ненавидеть эту маленькую лицемерную страну, но Зилхару и их было достаточно.
- Твоя правда, Граг Три-Пальца. Я не сын Дацзвига Горлодёра, если откажусь надрать задницу титланской выскочке!
Тролль хохотнул и хлопнул подростка по спине так, что эльф почувствовал, как позвоночник его стукнулся о рёбра. Сдавленно он кашлянул, но Граг на этого внимания не обратил, - обряд проведём сегодня же на закате!
"Обряд? Какой обряд?", - Растерянно подумал юноша, но спросить Грага так и не решился, боясь выдать своё далеко не орочье происхождение. 

После разговора дроу не стал отказываться ни от золота за спасение дочери ярла, ни от горячей мясной похлёбки. На вопрос, в чём состояла суть обряда, Лусхара толком не ответила. Только взгляд её был хитрый, но недолгий - девушка куда-то ушла, и почти до самого вечера Зилхар её не видел.
Собрались перед закатом на лысой возвышенности, за столом, вокруг которого были лишь три маленьких шатра, берёзы с дрожащими кудрями желтеющей листвы и сломленный молнией дуб - уже давно он был мёртв. Спиной к нему и сел Зилхар, осматривая собравшихся урухов. Их было ровно тридцать - плечистых, длинноруких, с широкими серыми лицами, крючковатыми носами-булыжниками. Они звенели стальными кольцами кольчуг, пахли свежей требухой и горьким конским потом. Острые испытывающие взгляды, словно направленные в грудь и спину клинки, провоцировали положить ладонь на рукоять кинжала, но Зилхар сдерживался. Он знал, что может обратиться в один из этих взглядов, но пока чувствовал себя лишь загнанным в тупик зверем. 
Посвящение началась с того, что первой перед урухами выступила Лусхара. Свою речь о полукровке-новобранце она начала ложью; упомянув погибшего отца Мерги, его отряд, Хабрак; но закончила правдой - рассказала о том, что сражились они друг против друга, пока Катальор не был повержен, что убил Мерга лишь старика, который единственный был ему враг, а Лусхару спас, когда та замерзала. 
После того, как оркша смолкла, заговорил её отец. Не сразу, о чём-то задумавшись так, что рогатый шлем почти съехал на тяжёлые дуги щетинистых бровей. После потребовал наполнить братину медовухой и выпить с "новым" братом. Учуяв запах алкоголя, Зилхар едва вздрогнул. Отказываться было поздно, и он только сглотнул перед тем, как принять парящий из рук в руки деревянный ковш. Несколько глотков обожгло глотку, а затем приятным теплом разлились по телу. Дроу чуть качнул головой, стряхивая подступающий кумар. Через минуту в его руках вновь оказался ковш медовухи - такой же тяжёлый как и в первый раз. 
Он пил ещё несколько раз, вытягивая жизнь из берёзовых корней, что пронизывали опушку насквозь, словно жилы. Лицо его стало совсем пасмурным, Зилхар насупился, опустил нос в землю, став в своём плаще походить более на молодого пухляка, нежели на уруха. Тёмный молча наблюдал за тем, как в десяти шагах от него пара орков, его ровесников, выкапывает трапецевидные углубления по обе стороны небольшого оврага - шириной метра два-три и глубиной столько же. Сделано это было, чтобы весло, положенное поперёк ямы, не скатилось ниже по скользкой земле.
Позже, когда сгустился сумрак и по ветру разлились вечерние рулады кузнечников,  уже Зилхар на нетвёрдых ногах под шум возгласов шёл навстречу импровизированному мосту. По обе стороны протоптанной дороги стояло, кажется, уже больше тридцати орков - серые лица, желтые, пара коричневых рож с алыми раскосыми глазами, множество пар глаз щурились, следили за ним, стучали оземь копьями, тяжёлыми имперскими щитами, и факельный свет слепил, выжигал из глаз соль. Земля дрожала, и палые листья дрожали. Эльф подошёл к самому краю и, скинув тяжёлый плащ из шкур, ступил на окрашенную в зелень лопасть. 
"Не сложнее, чем пройти по натянутому канату", - приободрил себя юноша и сделал шаг на веретено. Ноги задрожали, но эльф удержался и быстро зашагал вперёд. Будь шаг его грациозным, он легко бы одолел овраг, но медовуха отняла привычную эльфийскую ловкость. На середине пути Зилхар поскользнулся и через секунду полетел вниз. 
Спасла реакция - дроу успел схватиться за веретено, повиснув на нём, словно убитый кабан на вертеле. Он услышал, как гул толпы стих. Зилхар перевернулся и осторожно поднялся на ноги, чтобы уже без проблем одолеть остаток пути.
Пришлось ему идти и обратно, но теперь, когда ум немного прояснился, он сделал это хоть и медленно, но без падений. Едва он спрыгнул с весла, как увидел перед собой фигуру Грага. Но не на зловещее в алом блеске факелов лицо он обратил свой взгляд, а на кинжал. Дроу почти полностью протрезвел в тот миг и даже подкрепил орочью личину магией. Заметив ступор подростка, тролль хохотнул и хлопнул мальчишку по плечу так, что тот чуть не рухнул на колени. Орки, собравшиеся вокруг, притихли окончательно. Тишину рвал лишь стекот насекомых.
- Клянёшься ли ты, Мерга, повиноваться моему слову, как слову своего отца, сражаться за меня, как сражался бы за себя?
Зилхар, недолго думая, шмыгнул носом и буркнул, - кля... нусь.
Лба его коснулась сталь клинка и через секунду эльф почувствовал вспышку боли, но только зажмурился на несколько секунд, постарался не вздрогнуть. Лезвие вспороло кожу и с характерным звуком прошлось дугой, потом двумя пересекающими линиями. Зилхар сжал губы, чувствуя, как капли крови защекотали кончик носа. Граг ещё минуту что-то царапал на челе мальчишки, говорил в ответ, - Я, Граг Три-Пальца, клянусь защищать тебя, как защищал бы своего сына, и заботиться, как заботился бы о своём родиче. 
Тролль опустил нож, и только тогда Зилхар коснулся лица, задумчиво глядя на окровавленные пальцы. От вновь раскатившегося шума толпы он прижал уши, теперь уже с растерянностью глядя на орочьи лица. 
"Что я здесь забыл? Зачем дал эту чёртову клятву?" - одними губами вопросил эльф, подбирая брошенный плащ. Через секунд он встретил взглядом среди собравшихся орков Лусхару, но её лицо вновь растворилось в мраке подступающей ночи. 
После всего вновь пошла по кругу братина с медовухой, и Зилхар, ещё недолго просидев с новыми собратьями по оружию, тихо свалился под стол, укутавшись в плащ с головой, словно в кокон.




Вернуться к началу Перейти вниз
Лусхара
Путник
avatar


Анкета персонажа : Лусхара
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: помесь орчихи с троллем
Ремесло:: Специалист по отъему чужого добра
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Вт 04 Сен 2018, 20:54
в соавторстве с Зилхаром

на следующий день


Лусхара нашла Мергу на следующий день, сидящего на поваленной лесине у кромки воды.
Как ждоровье?— в вопросе не было ехидства, скорее он был обычной данью вежливости, или причиной завязать разговор.
Не дожидаясь ответа воительница уселась рядом, свесив ноги в шнурованных сапогах.
Пождравляю, теперь ты наштоящий оркан! Шильный то бишь… Это, чтобы ты жнал, так наживали шебя первые племена, откажавшиеся подчинятша алвам. Пожже алвы упростили это до «орка».
Она замолчала, прищурилась, глядя куда-то на середину реки. Потом без размаха метнула маленький плоский камень. Несколько раз отскочив от воды он срезал желтый стебель камыша.
Молчишь...— отметила она.— Не оклемаешша пошле вчерашнего, или прошто на меня дуешша? Не я придумала тот обряд, но я череж него проходила. И жагид у бати тогда был побольше… эх…
Жертвой второго камня стала кувшинка — ее срезать не удалось.
А мне батя мужа нашёл, — сказала неожиданно, без подготовки и какого-то перехода.— Уже и швадбу нажначил. Шегодня  придёт шо швадебным даром… вот...
Третий камень был брошен с такой силой, что просвистел через всю неширокую речку и канул в камышах на другом берегу.
Мерга? — Лусхаре нравилось имя которым назвал себя дроу.— Кем была тебе шкера, иж-жа которой ты порешил штарика?
Увидела как изменилось лицо юноши, фыркнула. Поднялась.
Ладно, не говори. Я уже шлышала, что она была иж курварока. 
Следи за своими языками! — рявкнул Мерга неожиданно вскакивая.
Лусхара удивленно вскинула брови. Потом поняла. Лицо ее стало на редкость ехидным и провокационным.
А я не права? Как еще нажывается мешто где много курв?
Кличь его как сама пожелашь - бордель, притон, трахальня, отряд... Ты не знашь эту девушку, и держи её имя подальше от всего помянутого! - сказал он и отвернулся.
Лусха должна была бы обидеться. Но праведный гнев юноши ее лишь рассмешил.
Жагид из курв это занимательно. Вожможно я когда-нибудь щебе такой жаведу. Только иж мужиков. Оштавит там мештечко и для тебя?
Мерга обернулся, смерил ее взглядом.
Не забудь спросить разрешения у мужа.
Пушт попробует мне жапретить. Я не алвка, не буду шидет в его родовом курятнике, пока он щиплет ципочек в походах
Он едко и не слишком-то весело усмехнулся в ответ. Настроение Лусхары упало окончательно.
Я че пришла… — вспомнила она. — Пир шегодня. Вшем воинам жагида там надлежит быть!


На меня надвигается из кустов Феанор!
Ну и пусть надвигается - у меня есть топор!


Вернуться к началу Перейти вниз
Лусхара
Путник
avatar


Анкета персонажа : Лусхара
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: помесь орчихи с троллем
Ремесло:: Специалист по отъему чужого добра
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Сб 08 Сен 2018, 10:25
Вечер

На пир орки вырядились как на парад. То есть в одежду без дырок, навесив сверху как можно больше золота. Лусхара тоже приоделась. Сменила штаны и рубаху на длинное зеленое платье с золотым поясом. Надела золотые браслеты атраванской работы – часть ее собственной добычи, на плечи накинула трофейный эльфийский плащ с вышивкой. Из оружия оставила только кинжал – большего брать не полагалось.
Мерге, на бедность подарили чистую, почти не штопанную рубаху с этнической вышивкой. Лусхара добавила от себя золотую цепочку некогда принадлежавшую титланскому бургомистру.
      Идти пришлось через половину лагеря. Лагеря Грага естественно, но помимо примкнувших к нему вояк там были и гости из других племен. Не только мужики, но и женщины и дети. Эти тащились следом, обсуждали Лусхару и Мергу. Шатер вождя был разбит в центре стана. Все гости в нем, разумеется, поместиться бы не смогли, потому столы были накрыты на улице. Столами это, правда, можно было назвать лишь условно. Прямо на земле расстелили скатерть, накидали рядом шкур и плащей (некоторые дальновидные гости явились со своими подушками).
      Кого тут только не было: и лучшие воины Грага, и лучшие воины племен военного союза, и несколько уважаемых орков из рода жениха, один странный орк в черных одеждах с крестом на брюхе и даже пара пришлых шаманов. Некоторые из гостей явились на пир вместе с женами. Женщин, к слову, было вообще много. Особенно молодых, от 15-ти. Им, наряду с немногими рабами, надлежало прислуживать за столом.
         Женщин, гостей, а не прислугу, усадили за отдельный стол, что логично. Мужики напьются – начнут распускать руки – не глядя где чья жена. Лусхаре предстояло главенствовать за женским столом так же как Граг главенствовал на мужском.
         Стол вождя располагался на возвышении. Туда тут же позвали Мергу, как спасителя его дочери. Там уже сидели уважаемые орки – одноглазый вояка, черный красноглазый орокуэн, несколько табатров в одеждах из волколачьих шкур один из которых был стариком. Венчик редких седых волос обрамлял блестящую лысину, на шее болтались амулеты – деревянные, костяные и золотые значки и фигурки. По правую руку от вождя сел молодой плечистый горец с длинными, собранными в пальмочку, волосами. Худощавый, высокий он был одет в распахнутую на груди безрукавку, открывавшей замысловатую вязь шрамов, говоривших о его боевом пути. В ухе посверкивала золотая серьга, на поясе горели золотом два кривых меча. Сам пояс, по обилию золотых пластин, тянул килограмма на два.
      Мергу он приветствовал с некой долей высокомерия в голосе, но вполне дружелюбно:
      — Наступит день и я убью тебя, Мерга!
      Лусхара за женским столом поперхнулась. Она забыла предупредить эльфа о некоторых национальных традициях орков. Но тот не растерялся, откликнулся как подобает.
       — Не сегодня!
      Табатр протянул Мерге наполненный до краев рог (кстати с серебряной инкрустацией).
          — Ты спас мою невесту, Мерга. Прими это как знак моей признательности.
         Это означало, что рог полностью переходил в собственность "полукровки". Подносить же его пустым было плохой приметой.
        Начался пир. Чего на столах только не было… Не было хлеба. Только пресные лепешки. И зелень была только как приправа к мясу, зато последнего было завались. И оленина, и баранина, и жесткая дикая кабанятина, и птица, и рыба. Напротив Мерги на блюде, раскрыв широкую пасть, лежал сом. Причем такой, что тот мог влезть в его пасть, вместе с плечами. Еще было вино. Были эль, медовуха и крепкая брага.
        Орки жрали как заведенные. Мощные челюсти крошили и перемалывали огромные куски мяса. В пастях бесследно пропадала птица и рыба, туда же устремлялись литры вина и эля. За женским столом не отставали. Время от времени кто-то из гостей вставал, говорил тост. К их содержанию особо не прислушивались. Все тосты орков на редкость однообразны: «убьем всех врагов», «осеменим всех (их) женщин», «не помрем в постели от болезни и немощи», ну и стандартные победим, прославимся, озолотимся. Однако все согласно орали, поднимали чаши, кубки, рога… один чумазый орокуэн пил из золоченой ночной вазы…
         Когда все обожрались и напились, лишь чуть-чуть не дойдя до состояния «под-столом», слово взял Граг Три-Пальца. Заговорил о своем зяте – Лашдуке, о его происхождении, о пращурах древних и не очень. Сначала все приняли это за очередной тост, кто-то, не дослушав, заорал «Слава!», но большинство не поддержали, с уважением ждали когда Граг закончит. А тот все говорил и выходило, что зять у него просто замечательный, с какой стороны не зайди. Потомок горных великанов (Лусхара критически сощурилась, смерив будущего мужа взглядом – измельчал, однако), сын вождя могущественного и многочисленного племени, к которому прислушиваются даже большой вождь Корбак и мудрый Бротоборк. Сам сынок то же вымахал хоть куда. Гордый, сильный, воинственный. Граг вспомнил как деяния его прошлые, так и недавние. Например, нападение титлан на лагерь. Мол, Лашдук не просто унес ноги, а убил вражеского командира, большого вождя неоднократно расцелованного всеми титланскими лордами.* Особо отметил недавние стычки, в которых отличился Лашдук уже как победитель. Вот, недавно захватили целую княжну, дочь одного из лордов, прикончив всю охрану и разбив идущий на выручку отряд. Достойный для его дочери муж будет, одним словом…
      Когда Граг закончил все хором заорали, подняли чаши, дружно выпили. И тут началось... Набравшиеся гости выскакивали на середину, боролись. Потом начались воинские пляски. Потом пир совсем погрузился в хаос. Валялись пьяные, между ними шастали молодые волколаки, выхватывая из рук куски мяса, девки из рабынь и прислуги заигрывали с упившимися вояками, усаживались на колени, не обращая внимания на жен. На женской половине стола упились не меньше. Разрумяненные орчанки строили осоловелые глазки кому придется. Заигрывали с чужими мужьями, дрались, замечая своего мужа с другой… Веселье!


На меня надвигается из кустов Феанор!
Ну и пусть надвигается - у меня есть топор!


Вернуться к началу Перейти вниз
Зилхар
Бард Амалирра
avatar
Online

Анкета персонажа : Зилхар Канхорбесна
Достижения :
Награды :

Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: дроу
Ремесло:: вор, убийца, лазутчик-недоучка
Звание:: Неуловимый Джо


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Чт 13 Сен 2018, 20:19
Чем больше алкоголя пропадало в орочьих глотках, тем сильнее Зилхар прижимал уши к голове, чтобы не ранить чувствительный слух об ор развеселившихся урухов. Нюх это не спасло, и от обилия запаха начинала болеть голова, отчего дроу совсем сделался мрачным, опустив нос и вяло попивая сильно разбавленное вино. Тостов с мальчишки не требовали, браги не подливали, и таким раскладом Зилхар был более, чем доволен, ожидая, пока орки напьются и можно будет тихо уйти и заняться чем-нибудь более полезным. Например, потренироваться в магии. Если не на кошках, то хотя бы на жабах.
Когда урухи покрепче полезли в драку, а послабее засыпали в обнимку с недоеденными кусками мяса, которые пытаись стащить волколаки, либо в обнимку с самими волколаками. Дроу, заметив возле себя щенка, хотел было его пнуть, но на злость сил его не хватило, и он ласково потрепал пса за загривок, вырывая у него частицу жизненных сил. После чего скинул кусок баранины. Не со своей стороны, конечно, а со стороны уснувшего в пьяном кумаре соседа-табатра, пока никто не видел. Щен радостно убежал прочь со шматом баранины, и Зилхар, проводив того недолгим взглядом, начал вставать, как почувствовал знакомый запах...
Вокруг действительно было много женщин - как орокского происхождения, так и человеческого. Зилхару понравился запах одной молоденькой орокуэнки, сладостью своей напоминавшей другой, не менее приятный запах. На неё саму он изредка смотрел, хотя не сказать, что по его меркам она была дурна собой - чернокожая, полногрудая, с раскосыми алыми глазами. Плоский вздёрнутый нос и полные губы выдавали бединские корни, но та не обращала внимание на эльфа, больше заглядываясь на Лусхарова жениха и с ним же бесстыдно заигрывая. Впрочем, это было уже не важно - ведь речь шла совсем о другом знакомом запахе, перебившем и злость на соперника, и накатившую печаль...
Меж орками сгорбленными фигурами орокуэнов и табатров, что меж пнями, перескакивала стройная девица, то подливая вина, принося к столу вождя новые явства. Зилхар, неожиданно даже для себя всё же приподняв уши, теперь хорошо слышал, как шуршали полы её расшитой лозами рубахи и как дрожали крупные, но короткие каштановые кудри. С каждым выпитым кубком орки веселели и пытались девицу заграбастать в объятия своих широких рук, но та ловко уворачивалась и уходила прочь. Всё реже и реже подходила она к ним, и в конце концов заметила и Зилхара, осторожно оказавшись рядом. Эльф поднял взгляд и столкнулся с парой блестящих, словно от невыплаканных слёз, карих глаз...
Он легко узнал её ладное смуглое лицо - и густые брови, и широкий прямой нос, и вечно печальные полные губы. Что уж говорить о губах, он их помнил лучше всего остального, но от того пришедшая догадка не стала слаще поцелуя. На шее встали волосы, и Зилхар, поджав губы, поднял ладонь, останавливая кувшин в руках Айиши.
- Не стоит.
Вино взбултыхнулось, но девушка остановилась и кивнула. Молчаливо она пошла прочь, бросив прищуренный взгляд через плечо на эльфа. 
Через пару минут Зилхар почувствовал характерное давление в области мочевого пузыря и тихо скрылся от всеобщего веселья за кустами, если точнее - за одной из берёзок - что пошире, погуще и подальше.
Через пару минут он уже умывал руки в бочке с мутной водой - недалеко от шатра Грага и возвышенности, на которой он восседал с другими уважаемыми урухами. Возле бочки в обнимку дремал старый табатр, а старыми Зилхар считал всех, кто старше его более, чем на пятнадцать лет. После эльф поправил штаны и осмотрелся, хищно щуря жёлтые глаза. Со спины он услышал порыв ветра и обернулся. В него влетела худосочная фигурка мармаридки, спиной эльф по инерции врезался в бочку. Раздался всплеск, табатр возле бочки перевернулся набок, а Зилхар недоумевающе уставился в бледное лицо Айиши. Через секунду девушка испуганно повернулась в сторону, откуда бежала.
У Зилхара засосало под ложечкой - он услышал тяжёлый, медленно приближающийся шаг и неспешно посмотрел в его сторону.
Перед ними стоял урух, тенью своей от закатного солнца полностью захватыватывающий и эльфа, и девицу, невольно отошедшую за его спину. На нём звенела кольчуга, а ширину и без того широких плеч подчёркивала грубо выделанная рыжая волколачья шкура. Зилхар поднял голову и столкнулся с парой по-рыбьи прозрачных серых глаз на лице с гротескно узким лбом и мощной, не знающей бороды квадратной челюстью.
Орк сплюнул и нахмурил бурые брови, - Моё имя Арог Цхор. Ты знаешь, кто я, мальчишка?
Зилхар поморщился от волны перегара, посмотрел на Айишу, потом вновь на уруха, - ...Арог Цхор?..
- Меня зовут Ломателем Хребтов! Не один из тех, кто бросил мне вызов, не встал после на ноги. И ты стоишь перед моей добычей!
Эльф почувствовал, как его предплечье сжали крепкие девичьи пальцы, увидел, что на заварушку обратили внимание и другие более-менее трезвые орки. Теперь они ожидали реакцию Зилхара.
Первый порыв - плюнуть в лицо тому, кто посмел указывать ему, будто какому-то мелкому служке. Второй порыв - пихнуть девчонку к орку и идти доедать свой кусок мяса. Зилхар почувствовал, что его разрывает типичная для юнцов горячливость и не менее типичный для дроу эгоизм - что-что, а испытывать правдивость прозвища на своей шкуре тёмный не желал.
Думал он ажно целых полторы секунды, и это для Арога было более, чем ответом. Он гаркнул, - ты сделал выбор, мальчишка!
Зилхар оттолкнул Айишу вбок и отскочил от кулака орка, почти кувырком назад перемахнув через бочку. Цхор заскрипел зубами и толкнул бочку вбок, отчего вода из неё вылилась на лежащего табатра, и тот заорал благим матом.
Длинные руки орка едва ли не сомкнулись на шее Зилхара, но тот вновь отскочил, а затем прошмыгнул под ладонями Арога и отвесил пинок по широкой орочьей ляхе. Орк зарычал - не от боли, от злости - глаза его налились кровью, губы скривились в оскале. Он схватил бочку и швырнул её в Зилхара, и мальчишка с трудом ушёл влево, получив болезненный удар в правое плечо. Зашипев от боли, он почувствовал, как его подняли за шкирку. Дроу извернулся, словно раненная змея, и вонзил клыки в пропахшую пивом руку. Тут Цхор не сдержался и вскрикнул, выпустив мальчишку.
Зилхар прошмыгнул между ног и пнул орка в спину. Тот с разворота отправил эльфа в недолгий полёт к берёзе. Юноша перевернулся на бок и попытался встать, но слишком уж сильно раскалывалась голова и дрожали руки. Свой мутнеющий взор он устремил к нависшему над ним лицо Арога. Дроу почувствовал, как его подняли столь высоко, что он увидел "стол" Грага почти на одном уровне. Его ударило в холод, в панике Зилхар попытался извернуться, но уже через секунду почувствовал, что падает. Острая боль пронзила поясницу, в которую и врезалось колено - раздался достаточно характерный хруст. Тёмный сдавленно вскрикнул и почти без чувств свалился наземь, оглушённый собственной болью. Он несколько секунд пытался отдышаться, сжимая пальцами гнилую листву. Перед глазами плыли красные круги, но не это пугало юношу. Попытавшись пошевелить ногой, он с ужасом осознал, что ноги не чувствует. Чего уж говорить - он не чувствовал ничего ниже пупка!
С губ сорвался полу-хрип полу-рык, эльф зажмурился. В ушах всё ещё стоял свист, потому он не заметил наклонившуюся над ним фигуру, которая перевернула его на спину. Новая вспышка вырвала из глотки вскрик, Зилхар зажмурился сильнее, запрокинув голову. Кто-то взял его зарывшуюся в землю ладонь и осторожно сжал пальцы, через несколько секунд, когда боль немного отступила, он услышал уже знакомый женский голос. Он не сразу узнал слова на чуждом для него атраванском наречии, но по интонации понял, что Айиша пыталась его отвлечь от боли. Выходило это у неё, к слову, не важно.
Зилхар открыл глаза и глубоко вздохнул, чем вызвал новую вспышку боли. Слух возвращался вновь и, судя по шуму, окружающие не очень-то обратили внимание на раненного мальчишку, пусть эльф и слышал, как где-то неподалёку Цхор с кем-то очень эмоционально спорит...
Дроу попытался нашарить на поясе флягу с водой, но силы его подводили. Он повернул голову вбок, вновь встретился взглядом с Айишей.
- Тише, не дёргайся, во имя Аллуита... ты сделаешь только хуже! - пролепетала она, сурово оглядывая юнца, - я скоро вернусь, тебе нужна...
- Вода, - На бединском прохрипел мальчишка, - На поясе вода. У меня.
Девушка недоумевающе уставилась на его лицо, но затем всё же вняла просьбе и взяла с пояса эльфа флягу, открыла и, приподняв его голову, приподнесла к истрескавшимся губам Зилхара. Тот сделал несколько жадных глотков, после чего Айиша закрыла флягу пробкой и положила её в пальцы дроу.
- Я вернусь.
Эльф вздохнул, глядя, как девушка убегает прочь, шурша полами льняного сарафана. Вновь захрустел позвоночник, эльф почувствовал, как он вновь срастается воедино, и боль заставила Зилхара вскрикнуть сквозь сомкнутые губы. Пара крупных градин скатилось со скальпа на землю, а через несколько секунд юноша, тяжело дыша, приподнялся на локтях. Боль ушла, оставив лишь слабость. Эльф зашевелил пальцами ног и медленно, опираясь на ствол берёзы. поднялся. Крикнул - Эй, ты... Цхор...
Голос его оказался слишком слаб и тих, и орк не обернулся, продолжая о чём-то спорить с каким-то орокуэном. Который, в свою очередь, увидев поднявшегося на ноги Зилхара, вдруг примолк.
Мальчишка прокашлялся и крикнул уже громче, - Эй, ты... Как там тя, шоб подрал тебя ш-шакал... Собиратель Цветов! 
Цхор обернулся и широко раскрыл глаза. Челюсть, правда, не отвисла.
- Отродье горгульских гоблинов...
Тут его дальнейшие слова перебил зычный глас Грага, возвестивший о том, что скоро его отряд отправится в рейд на земли титлан, что дело это тяжкое, но славное, но закончить уже привычным тостом не дала ему уже Лусхара. Девушка объявила, что также идёт в поход, и это вызвало одобрительный гвалт - немного отвлёкся даже Цхор, правда, только обернувшись. Не поддержал он общей радости радостью своей.
Недоумевал лишь Граг - судя по его тяжёлому взгляду, направленному в сторону непутёвой дщери... Зилхар же, почти полностью оправившись от травмы, просто пытался принять тот факт, что только что едва ли не остался калекой. Вновь.




Вернуться к началу Перейти вниз
Лусхара
Путник
avatar


Анкета персонажа : Лусхара
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: помесь орчихи с троллем
Ремесло:: Специалист по отъему чужого добра
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   Вт 18 Сен 2018, 16:20
Что за фокусы?! Почему ты вызвалась идти в поход?! — Граг бушевал. — Ты забыла, что выходишь замуж?!
Я нашлушалась много лешти о его подвигах. Может они и зашлужены, но я хочу чтобы он не думал, будто кровь рода Воронов шлабее его!
Несколько мгновений Граг молчал тараща на дочь красноватые глаза.
Ты… — выдохнул он. — Ты?!.
Тролля буквально переполняли эмоции. Не в силах совладать с ними он плюнул, раскинул длиннющие руки и просто сгреб дочь в охапку. Сжал так, что ребра затрещали. На глазах его навернулись слезы.
С тобой я забываю, что боги не дали мне сына, Лусхара! Но что там?
Он отстранился, прислушиваясь к перебранке, вспыхнувшей за шатром. Выпустил из лап Лусху, не сдержавшую облегченного вздоха. Зашагал на шум, который все больше напоминал драку. Что-то упало, истошно закричала рабыня. Воительница побежала следом, стремясь поспеть за размашистой походкой отца. А происходило следующее.
Здоровенный орк из приглашенных на пир гостей наступал нависая над мелким Мергой. Мерга не отходил ни на шаг, но казалось, будто он вжимается в землю с каждым шагом громилы. В руке его поблескивал стальной клинок. За спиной Мерги пряталась одна из рабынь Грага — незнакомая Лусхе атраванка. Видимо из-за нее и произошел спор.
Мужчины!
Лусхара нахмурилась, взглянула на девушку, силясь разглядеть в ее чертах что-нибудь такое, что могло заставить мужей ссориться из-за нее. И не нашла. Мелкая, жилистая, смуглая, как прокопченная курица, с волосами как овечья шерсть... Хотя, Мерге по росту и размерам такая вполне подойдет… Воительница с завистью отметила, что бёдра людинки шире чем у нее, но быстро одернула себя. Не пристало ей завидывать рабыне.
Спрячь нож, Мерга!— рявкнул Граг. — И ты, воин, остынь, или я остужу тебя ледяной водицей. 
Он оделил каждого угрюмым тяжеловесным взглядом.
Что здесь происходит?!  
Он,— влезла рабыня указывая на громилу прежде чем кто-то из драчунов успел открыть рот.— Пытался сломать хребет Ска... а... э-э... — она замялась, будто забыла имя, в итоге просто указала на Мергу.— Ему.


На меня надвигается из кустов Феанор!
Ну и пусть надвигается - у меня есть топор!


Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент





СообщениеТема: Re: Орочий военный лагерь   
Вернуться к началу Перейти вниз
 

Орочий военный лагерь

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

•Кликаем каждый день•
Поддержать форум на Forum-top.ruРейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPPalantir
Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
ФРПГ Амалирр :: Восточный материк :: Город-государство Турл-Титл :: Южные владения :: Анхартский лес. Левый берег-
На верх страницы

В конец страницы