Здравствуйте, Ухарь-купец. Введите пароль с картинки ниже.

Морейские фактории

Перейти вниз


Морейские фактории Empty Морейские фактории

Сообщение автор Слагатель в Сб 03 Авг 2019, 11:22


Фактория - это торговый пост, а так же поселение образованное купцами и промысловиками. Как следует из названия - образованы они морейцами и находятся под их владением.
Времена нынче темные и жестокие, земли вокруг дикие и не цивилизованные, потому все фактории окружены крепкими крепостными стенами. Их охраняют гарнизоны наемников, с моря их прикрывает морейский флот.
Кто оценил сообщение +
Слагатель
Тот-Кто-Сдерживает-Неистовство-Творцов

Слагатель

ИгрокИгрокПерсонажПерсонажЗаслугиЗаслуги
Репутация : 191
Анкета : Поместите сюда гиперссылку на вашу анкету
Игровые очки : 4
Боевой опыт : не заполнено
Магический опыт : не заполнено
Чистая карма
Репутация : 191
Анкета : Поместите сюда гиперссылку на вашу анкету
Игровые очки : 4
Боевой опыт : не заполнено
Магический опыт : не заполнено
Чистая карма
Морейские фактории Empty

Вернуться к началу Перейти вниз


Морейские фактории Empty Re: Морейские фактории

Сообщение автор Энац в Пн 28 Окт 2019, 03:42


>>> из Атравана

Энац летел-летел, и наконец... прилетел. Сам полет занял не больше двух секунд, но и этого времени парню хватило, чтоб до смерти перепугаться. А потом его с головой поглотил океан. Энац ничего не успел понять, удар со спины об воду выбил из него почти весь воздух, а когда лицо и руки как будто крапивой обожгло, весь оставшийся кислород вырвался с пузыриками панического ругательства. При попытке вздохнуть в легкие хлынула соленая вода. Паника наконец захватила его целиком, он беспорядочно замолотил руками и ногами, но под действием набранной в полете скорости продолжал неумолимо идти ко дну.
Тёх орал. Изо всех сил. На разные лады. Пусти, кретин, я умею плавать! Потонешь! Дай контроль! Да не хлопай ты по воде! Греби! Но на разные лады и изо всех сил Тёх орал мысленно. Как только Энаца захлестнула вода, а затем и паническая атака, верх над телом взяли инстинкты. Тёх теперь не мог даже ртом парня управлять, и все его навыки пловца пропадали втуне. Да и орал он, скорее, от отчаяния. Он ведь с самого своего появления в голове Энаца уяснил, что они не слышат мыслей друг друга...
А ведь я мог тебя спасти... - подумал Тёх, когда мутная пелена в глазах начала стремительно темнеть. Но это был пока еще не обморок.
С пришедшим полумраком Энац вдруг почувствовал, что под ногами что-то есть. Он поспешил опереться об это что-то. Рвануть вверх. Откуда только силы взялись? Еще три секунды назад этот носатый парень готовился к смерти! Нога провалилась по щиколотку то ли в дыру, то ли в петлю и там застряла, но никакое чудище не поволокло Энаца вглубь, как он уже успел испугался: легенды о гигантских спрутах дошли даже до жителей пустынь. Наоборот, нечто бесформенное и обволакивающее, в котором он увяз, подхватило его снизу и стремительно потащило вверх, к воздуху и свету солнца. Энац, мокрый, ошеломленный, железной хваткой вцепился в этот дырявый материал, в окружившее его полотно, как только достал до него руками. И только тут до него дошло, что это сеть. Обыкновенная, мать твою итти, рыболовецкая сеть!
Нещадно ударив о борт, Энаца вытащили и вытряхнули на палубу, как обычную рыбу, пусть и большого размера. Парень ничего не понимал, он был дезориентирован. В его глазах плясали размытые пятна, вокруг случайно увиденного солнца обвилась радуга. В ушах звенело. Вода же лилась изо всех щелей. За всем этим хлынувшим потоком затерялась еще одна струйка, ожегшая бедро Энаца изнутри. То ли организм так отреагировал на стресс, то ли пытался восстановить тепловой баланс.
Энац не видел, и хорошо, наверное, что не видел, как пялились на него и улыбались два черных, как будто обугленных, тарка с хищно подпиленными зубами. Дикари были в ошейниках - верный признак раба. Они громко спорили над тушкой Энаца на неизвестном ему языке. Неизвестно, чего бы натворил парень, будь он в нормальном состоянии, но сейчас он блевал водой и блевал еще долго, пока ему не полегчало настолько, чтоб его пора бы уже было вырубить. Тогда Энаца приложили чем-то по макушке и сознание его окутала тьма.
Очнулся Энац чуть позже, лежа среди корзин с рыбой. Его качало, хотя он даже не стоял. "Палуба" - понял Энац. Соль уже не выедала ему глаза. Он был связан. Но это явно была иная манера вязать узлы, чем в том караване, с которым он путешествовал. Энац осматривался и выжидал. Тёх не вмешивался. Каждый думал о своем. Энац: "Надо понять, че тут творится и осмотреться. Только б этот придурок голоса не поднял. Внимание щас ни к чему". Тёх: "Молчать и не отсвечивать. Спровоцирую его - и нас уроют. Внимание щас ни к чему". Итак Энац лежал, не шевелясь, как окаменелый, и лишь вращение глаз выдавало в нем живого человека. Отчаянно воняла рыба. Где-то снаружи кричали чайки.
Энац понял, что корабль причалил, по шуму и беготне на палубе, по донесшемуся гвалту с пристани и по заметно ослабевшей качке. Вскоре началась разгрузка. Про носача вспомнили, когда очередь дошла до стоявших рядом с ним корзин. Ему развязали ноги, подхватили под руки и чуть ли не волоком потащили на берег в сторону мускулистого здоровяка с оголенным торсом. Все: от предпочтений в оружии до разнузданной манеры держаться, выдавало в этом бугае энацева собрата по ремеслу, то бишь надсмотрщика. Но первое, что Энац увидел вблизи, пока ему не дали нормально встать на ноги, был его волосатый пупок.
"Эй, Малыш, - заявил носач, едва поднявшись с колен, - кто мне объяснит, че тут к чертям малиновым происходит?"
Мужик что-то сказал. Но разумеется, Энац нихрена не понял и только недоуменно сощурился. Тогда его ударили по голове, повторяя вопрос.
"Когда по арбузу стучат, в этом есть хотя бы смысл". - философски заключил Тёх у себя в мыслях.
- *мат*! Еще б я понимал, че ты от меня хочешь!
Его снова ударили. "Ведь чтобы приготовить осьминога, надо его хорошенько отдубасить – все рыбаки это знают". - продолжал мысленно комментировать Тёх.
Энацу же своя шкура была ближе к телу. Сохранять спокойствие в этой ситуации он не мог: "*мат*, че те надо от меня? Имя?".
Энац согнул руки в локтях, большими пальцами указал на себя и назвался: "Вода". Если они все равно не знают его языка, пущай будет говорящее прозвище. Вода - она и камень точит, и сквозь любую щель к свободе тикает. А если вдруг знают это слово, дадут, может, воды… тож дело.
Но надсмотрщик только задал другой вопрос.
Вмешался Тёх, попробовал на тавантинише, потом на турлтитловском диалекте сказать, что он ничего не понимает.
Но в ответ только один за одним сыпались удары.
Вдруг раздался резкий повелительный окрик. Энаца перестали бить. Надсмотрщик согнулся в поклоне, сверкая медной серьгой в ухе. Энац, видя, что и его мучитель согнулся в поклоне, тоже, на всякий, поклонился. Тяжело ступая по подмосткам, к ним подошел тучный человек в высокой шляпе и фиолетовой накидке. Рукава накидки были такими длиннющими, что почти доставали до земли. «Богатей… – неприязненно подумал Энац. – Такой небось под одежу отдельную комнату выделил, а гостей в спецьяльном приемном покое принимает». Некоторое время мореец разглядывал мокрого и пахнущего рыбой парня с выдающимся носом. Потом начал беседовать с бугаем на неизвестном ни Тёху, ни Энацу языке. Энац заскучал и стал разглядывать рыбаков, смоливших лодки.
Это откуда?
Его выловили рабы господин! — надсморщик рискнул выпрямиться. — Говорит что его зовут... Во-да!
Во-да? — мореец еще раз смерил Энаца взглядом от макушки до пяток и обратно. — Откуда он взялся?
Не говорит, господин! - в сердцах воскликнул верзила. — Только блеет что-то на джаншухе, как будто не понимает.
Эй! — окликнули наконец Энаца на скверном титланском. — Человек! Во-да, или как там тебя...
Услышав знакомое слово, Энац посмотрел на окликнувшего.
Откуда ты взялся?
Из Атравана. – перехватил инициативу Тёх, раз уж он единственный в этой башке знал нужный язык - У меня испортился портальный камень. Или подсунули какой-то брак. Энац пребывал в тихом афиге, не понимая ни слова из произнесенного им же, но пока не встревал, по-звериному чуя опасность любого вмешательства.
Ты, волшебник? — купец смотрел недоверчиво.
Не, я охранник.
Тогда откуда у тебя этот....
На базаре продавали.
О том, что на базаре продавали Энаца, а не артетрактор, Тёх решил не уточнять.
Повисла пауза. Мореец что-то в уме прикидывал, с подозрением глядя на тощего после рабства, и в целом жалкого и помятого после купания, валяния в рыбе и побоев, парня. Наконец он отдает приказ и Энаца куда-то волокут.
«Да павлинья ж срака! Когда эт все кончится, а?» – возмущался всю дорогу Энац. Когда-то, в другой, свободной жизни, ему ответили на это ругательство, мол, у птиц не срака, у них клоака. «Да *мат* тя в клоаку!» - сказал им тогда на это Энац. Счастливые были времена. Парень тогда чувствовал себя властелином песков.
Сейчас же у него были связаны руки, а кругом были одни только поджарые пальмы, дикие полуголые тарки, жуткое море, чужие горы, и дома неведомой ему доселе конструкции.
- Че ты им набалаболил, мелочь? – все тем же ругательным тоном, каким только что бранился, спросил Энац.
- Шо ты охранник с Атравану. Правду и ниче кроме нее. – ответил тем же Тёх.
Между тем настал конец пути. Башня, подвал. Энац оказался прикован к стене короткой цепью. Темнота... Лишь под потолком – так что не достать – сквозь зарешеченное окно пробивался тусклый лучик света.
У дальней стены на такой же цепи, как и Энац, сидел лысый старик с седой бородищей. Одет он был, если это вообще можно считать одеждой, в драные лохмотья. Энац увидел его не сразу. Сначала только услышал, как звякнула цепь. А Тёх, увидев наряд деда, подумал, что не такой уж был Зилхар и чушка в сравнении с этим человеком. После чего на некоторое время погрузился в мучительные воспоминания, связанные с именем бывшего приятеля.
Энаца не мучили дела минувших дней. "А ты еще кто?" - спросил он, щурясь во тьму.
Тишина.
Тёх, очнувшись от раздумий, повторил его вопрос на других языках, но старик только зыркнул исподлобья и смолчал.
- Молчун, значица. - фыркнул Энац и, не тратя больше времени впустую, завалился спать. За всю эту ночь он успел только подремать чуток, усталость навалилась внезапно, и вскоре он уже храпел.
Проснулся же он павлином. И проснулся, оттого что дед слишком громко облизывался.
- Кьияя! - сказал павлин. Он легко выскользнул из оков, не приспособленных к размерам павлина и постучал клювом по полу, в поисках крошек. Потом начал вычесывать перья. Но тут шум, донесшийся из угла старика, вспугнул птицу, павлин заметался по темнице в поисках выхода. Каким-то чудом не попавшись в лапы своему сокамернику, птиц наткнулся наконец на окно, протиснулся сквозь решетку и спланировал по другую сторону стены. Но это была пока еще не улица. Он пока еще был внутри башни. А тут стражники, тарки... Все такие громадные, с ногами-тумбами. Кто безразличен, а кто уже мысленно обгладывает его косточки. Ловко избежав судьбы быть раздавленым и не давшись никому в руки, пышноперый птиц стремительно пронесся к выходу и скрылся в кустах, где принялся как ни в чем не бывало  вкушать плоды своей победы: зерна, червячков там всяких. Увлеченный этим занятием, он все больше углублялся в лес.
Нажравшись, и уже достаточно удалившись от башни, птица вспорхнула на ближайшее дерево. Тут их было много. А еще через несколько часов наступило утро.
Энац пришел в себя... и подумал, что, наверно, еще спит. А потом он расширил глаза и покрепче схватился за ветку, на которой сидел, коротко и матерно прокомментировав ситуацию. У ветки, по-видимому, оказалась чувствительная сердцевина, потому что она, обломившись, обрушилась вместе с парнем вниз. Да что ж такое! Энац попытался ухватиться за ветки, пролетавшие мимо, но они все обламывались. Повезло, что лететь довелось недолго, с небольшой высоты… и в муравейник.





Кто оценил сообщение +
Энац
Лютый Писарь

Энац

ИгрокИгрокПерсонажПерсонажЗаслугиЗаслуги
Репутация : 153
Награды :
Морейские фактории E6018d51ce92 Морейские фактории Bc5b79a53e05 Морейские фактории Fb8a981721c1
Анкета : Анкета Клёри 
Инвентарь Клёри и Энаца
От рождения Клёри до смерти Тёха
Анкета Энаца
Злоключения Энаца

Игровые очки : 449
Боевой опыт : 87
Магический опыт : -
Чистая карма
Лик героя
Раса: Человек
Род занятий: надсмотрщик за рабами
Специализация:
Репутация : 153
Награды :
Морейские фактории E6018d51ce92 Морейские фактории Bc5b79a53e05 Морейские фактории Fb8a981721c1
Анкета : Анкета Клёри 
Инвентарь Клёри и Энаца
От рождения Клёри до смерти Тёха
Анкета Энаца
Злоключения Энаца

Игровые очки : 449
Боевой опыт : 87
Магический опыт : -
Чистая карма
Лик героя
Раса: Человек
Род занятий: надсмотрщик за рабами
Специализация:
Морейские фактории Empty

Вернуться к началу Перейти вниз


Морейские фактории Empty Re: Морейские фактории

Сообщение автор Энац в Чт 26 Дек 2019, 01:04


Чертыхаясь, отплевываясь, Энац вскочил с муравейника и стал отряхиваться. Муравьи были повсюду: в штанах, в башмаках, за шиворотом. Во рту - какой-то земляной привкус. Энацу пришлось полностью раздеться и перетряхнуть всю свою одежду. Но беда не приходит одна: пока он был одет, кусались муравьи, как только же он одежду снял, налетели комары. И только освободившись от всевозможных букашек, парень смог задуматься, что его смущает в сложившейся ситуации. Например, что как-то обычно в темницах деревья не растут.
Светало. Ветер шумел листьями невиданных доселе растений, стрекотали цикады, пели птицы. Энац определенно здесь раньше никогда не был. И совершенно не помнил, как он мог тут оказаться. Да еще и на дереве. Он был в темнице. Он был прикован к стене! Ёп твою мать, почему с ним вечно все не так?! И все с тех пор, как к нему в башку заселился сопляк. Тело не слушается, в рабство скрутили, в воду уронили, избили, в темницу посадили.
- Эт все ты виной! Чему виной? Из-за тебя все проблемы! Но-но, я только и делал, что спасал твою задницу. Пшел вон из моей головы! С удовольствием, если б мог. Это ты меня туда затащил. Ах ты ж, сволочь!
Энац бессильно погрозил кулаком в пустоту. Он был почти уверен, что оказался здесь по прихоти своего нелегального постояльца. Похоже, этот недоносок получает власть над телом, пока он спит. Такой расклад Энаца совсем не устраивал. Не спать он не сможет. Выселить πиздючину тоже пока не в силах. И что теперь?
А что теперь? Придется пока так жить. Только мальчишку надо выдрессировать. Он тут не хозяин, не друг и даже не почетный гость. Слугой, рабом Энац еще готов был бы его терпеть, но не более того. Пусть зарубит себе на носу! - Энац победоносно ухмыльнулся своим мыслям и вдруг сыто рыгнул. Несмотря на вынужденную ночевку на дереве, он чувствовал себя на удивление выспавшимся и совсем не хотел есть, хотя позавтракать он точно не мог успеть. Почти идеальное состояние. Разве что отбитый копчик немного саднит, и укусы чешутся. Надо бы выбираться отсюда.
Еще немного поозиравшись, Энац заприметил среди деревьев какой-то высокий частокол и решил пойти туда, где могут быть люди. В частоколе вскоре обнаружились ворота и они даже были открыты. Энац шел и размышлял.
"Все-тки интересно, куда меня занесло? Вродь солнечно, как в Атраване. *Мат* в жисть не потел столько. Как же *мат* болит плечо..."
По плечу его вчера (вчера ли? Не помню ж нихрена) трахнул этот свин недоразвитый. С пупком который.
- Так, *мат*, и светится дружелюбием! - бухтел Энац. - Похоже, чужаков здесь не особо любят.
Тёх молчал. Он тоже пытался понять, где они оказались. Одно он мог сказать точно: он тут точно еще никогда не был. В Тавантине с Титлом раза в три прохладнее. Тут же такая духота, будто он и не на улице, а на собрании старосты в деревне, которое затянулось за полночь. Воздуха в избе, заполненной людьми, уже не хватает даже мухам, они не летают, а только ползают. И дохнут. А выходит, человек повыносливей мухи будет!
Куда-то его понесло. Тёх и при жизни часто увлекался, а тут у него только и осталось, что свободный полет мысли. Мальчик, в прямом смысле, существовал, пока думал.
"Надо наняться куда-то, - думал в это время Энац - когда-нить я жрать все ж таки захочу? А денег нет. Да и были б - кто знает, кака у них тут монета в ходу? Вот еще: чужаков оне не любят, а язык я не знаю. Жесты... Буду глухонемой, значица."
И он вошел в этот... Город? Поселение? Черт их разберет.
Безошибочно определив по шуму и запахам, где в этом городке расположился рынок, Энац двинулся в ту сторону. Рынок оказался небольшой. Подойдя к оружейной лавке, Энац попытался жестами объяснить, что ищет силовую работу. И неплохо бы связанную с оружием. Ему несказанно повезло с собеседником, тот стал  усиленно махать руками в ответ, изображая то куда идти, то кого искать. Тёх, видя, что Энац и без его помощи справляется, не вмешивался. Нужное направление было им указано, и вскоре Энац уже подходил к группе людей весьма приключенческого вида. Загорелые, носатые почти как он сам, они стояли на некотором отдалении от рынка. Кожаные доспехи, обветренные суровые лица. Оружейные пояса с метательными ножами на груди, топоры, мачете, под широкополыми шляпами блестели шлемы. Были среди этих людей и тарки. Для Энаца, правда, такого понятия, как "тарки" раньше не существовало. Кто-то чистил оружие, сидя на земле, кто-то разговаривал между собой. Один... одна - Энац вдруг увидел, что это женщина - и вовсе растянулась на травке и дремала. Она была не единственной женщиной в компании, еще одна, смуглая, с пышной черной шевелюрой по плечи прямо не снимая, на себе, зашивала штанину. По-видимому, все эти люди ждали возвращения кого-то из своих с рынка. Не ради Энаца же они здесь собрались, в самом деле. Надо бы выяснить, кто тут главный. Хотя, если он просто подойдет, авось работа сама его найдет. И так и оказалось. Почти сразу же к нему обратился со своей непонятной тарабарщиной один из мужчин.
О, а ты что за птица?
Энац разглядывал своего возможного будущего нанимателя. На голове у того была какая-то шапка из свернутых тряпок. В ушах - серьги. За поясом - Энац решил, что это тесак.
Что молчишь? Скажи что-то?
Энац пожал плечами, похлопал себя по ушам, продолжая следовать легенде, что он ничерта не слышит и говорить не могёт.
Немой? — вопросил человек в тюрбане.
Или дурной. — Рывком сев, рассмеялась дремавшая ранее наемница с кольцом в носу.
Тогда мужчина повторил свой вопрос к Энацу на джаншухе и на языке эльфов авари. Тёх не знал, из-за чего молчит Энац - тот не удосужился ему об этом сообщить. И, конечно, мальчик решил, что бывший надсмотрщик молчит только из незнания языка. Поэтому, заслышав знакомое слово он не мог не ответить. И как Энац ни пытался стискивать зубы, он сообщил на титланском, что для здешних он да, почти немой.
Так ты с материковых? А здесь как оказался? Орки продали или сам сбежал?
Я свободный! - оскорбился Тёх мимикой Энаца — И сам хотел бы понять, как оказался здесь, если вчера был в Атраване.
В Атраване? — не поверил тюрбанистый. — Как же ты оказался здесь за одну ночь?
Его спутники засмеялись.
А шо, по-твоему, у меня рожа недостаточно атраванская? — Тёх вспомнил какое-то атраванское ругательство, почерпнутое из воспоминаний Энаца, и выругался.
Как ты оказался здесь, если еще вчера был в Атраване?
Портальный камень сломался, походу. — Тёх тоже продолжил гнуть свою линию, которую начал еще на причале — И я даже не знаю, где это здесь. Но все говорят на непонятном языке. И это даже не тавантиниш.
Мужчина что-то сказал остальным. Те снова засмеялись
Откуда у тебя такой камень? Ты, что, волшебник?
Та на рынке продаются. — как можно безмятежнее сказал Тёх — Из меня волшебник, как из верблюда кролик.
Ты в Восточном Монистерне, — сказал дедок с усами, который уже с минуту как прислушивался к их разговору. — Во владениях Морейской Республики.
Хрена се! — выпучил глаза Тёх и в неподдельном крайнем изумлении повторил по-атравански: Я в Морее?  — от чего Энац тоже выпал в осадок. — Я на краю земли?
Ты такой богатый, что смог купить портальный камень? — не отставал тем временем мужик.
Что вы к нему пристали? — вмешалась вдруг на своем наречии смуглая женщина в мужском костюме. — Бог не велит смеяться над убогими.
И то верно. — тюрбанистый вздохнул. — Его по-видимому слишком сильно били по голове. Эй, атраванец! У тебя имя есть?
Вода, — сказал Тёх по-атравански. И продолжил на титловском, — так меня зовут.
Маар? — так прозвучало для морейцев простое атраванское слово — Маар с Края Земли. Ты хочешь заработать пару монет, Маар?
А что делать надо? — Хоть Тёх и не знал планов Энаца, но то, что он ищет работу ему стало очевидно уже давно.
Таскать вещи и делать то, что тебе прикажут, не задавая лишних вопросов. — тон тюрбанистого был такой словно он разговаривал с умственно отсталым или малым ребенком. Этот тон очень не понравился Тёху. Даже он понимал, что многое будет зависеть от первого впечатления. — Будешь слушаться - буду платить. Будешь плохо делать работу - буду бить палкой.
- И что ты стал бы любого палкой бить, даже вон того, ежли покажется, что он ленится? - указал тогда Тёх-Энац головой на одного из головорезов.
Головорез засмеялся.
И правда дурачок. — сказал тюрбанистый — Так, что Маар, ты согласен? Кроме денег, тебя еще будут кормить.
Нельзя соглашаться на условия, заявленные таким тоном. - пронеслось в голове Тёха.
В наемники я готов к тебе пойти, а в рабы ищи другого.
Ну как знаешь. — и он развернулся, теряя к Энацу интерес.
Рабам не платят, дурень. — Сказал тот кого Энац предложил побить палкой, правда сказал это на морейском и парень его не понял.
Девушка же ненадолго задержалась. К ней тогда Тёх и обратился, с возмущением спросив: «У вас че, в порядке вещей бить свободных палками?»
Нир! Идем — окликнули ее. Она ничего не сказала Энацу, но о чем-то заговорила с тюрбанистым. Энац спокойно стоял и ждал. Тёх подсмотрел такой прием у кузнеца. Покупатель не хотел платить назначенную цену за меч. Пригрозил, что уйдет к другому. И даже ушел в самом деле. «Ничего, вернется» - сказал тогда Тёху кузнец. И так и случилось. Так и сейчас: тюрбанистый вернулся. Мина у него на лице была, прям как у того покупателя.
Для беглого раба и недоумка ты ведешь себя слишком вызывающе. Но хорошо, бить палкой не стану. За месяц работы буду кормить каждый день и заплачу 4.. нет... 3 флорина.
- Я без понятий, сколько в этих твоих флоринах ценности. У меня были другие монеты. Но, допустим, на месяц я соглашусь на твои условия. Показывай, чего таскать надо!
- Итак, мы подвязались в наемники-носильщики. - пробормотал Тёх вполголоса на атраванском, чтоб Энац хоть немного подыграл ему. Энац больно хлопнул себя ладонью по ляжке, но смолчал. Они двинулись за своим новым хозяином.





Кто оценил сообщение +
Энац
Лютый Писарь

Энац

ИгрокИгрокПерсонажПерсонажЗаслугиЗаслуги
Репутация : 153
Награды :
Морейские фактории E6018d51ce92 Морейские фактории Bc5b79a53e05 Морейские фактории Fb8a981721c1
Анкета : Анкета Клёри 
Инвентарь Клёри и Энаца
От рождения Клёри до смерти Тёха
Анкета Энаца
Злоключения Энаца

Игровые очки : 449
Боевой опыт : 87
Магический опыт : -
Чистая карма
Лик героя
Раса: Человек
Род занятий: надсмотрщик за рабами
Специализация:
Репутация : 153
Награды :
Морейские фактории E6018d51ce92 Морейские фактории Bc5b79a53e05 Морейские фактории Fb8a981721c1
Анкета : Анкета Клёри 
Инвентарь Клёри и Энаца
От рождения Клёри до смерти Тёха
Анкета Энаца
Злоключения Энаца

Игровые очки : 449
Боевой опыт : 87
Магический опыт : -
Чистая карма
Лик героя
Раса: Человек
Род занятий: надсмотрщик за рабами
Специализация:
Морейские фактории Empty

Вернуться к началу Перейти вниз


Морейские фактории Empty Re: Морейские фактории

Сообщение автор Тобер Анктур в Вс 19 Янв 2020, 01:26


Полуденное солнце стояло высоко в зените и беспощадно пекло макушку Тобера с тех самых пор, как он выбрался из трюма, и теперь, когда он спускался по трапу на пристань одной из Морейских факторий, пот ручьями стекал по лбу. Пристань была выложена крупным бутовым песчаником и являлась широким выступом с основной территории порта, тут и там от нее – пристани – словно ветки от ствола, отходили деревянные пирсы, облепленные более мелкими суднами и шлюпами. Несмотря на кажущуюся ширину, места катастрофически не хватало, всюду стояли ящики и бочки, лежали швартовы разных размеров и мешки – одни суда разгружались, другие загружались.  Кругом раздавался назойливый крик чаек, перемешивающийся с гомоном, скрипом деревянных палуб и плеском волн, всюду сновали люди разных возрастов и национальностей – носильщики, наемники, торгаши, моряки и прочие, о чьей профессии можно было только догадываться. Эта какофония не шла ни в какое сравнение, ни с переполненными рыночными площадями Винстала, ни с ажиотажем вокруг турнирного ристалища, ни, казалось, даже с полями сражений, звуками которых Тобер насладился сполна.
Но по-настоящему поражало его, пожалуй, количество самых разных пришвартованных кораблей – большие и маленькие, торговые и военные, о типах которых он даже не слышал, от простых потертых посудин до огромных вычурных парусников. Таким разнообразием не могли похвастаться гордландские пиратские флоты, преимущественно состоящие из драккаров, а жемчужины имперских эскадр в сравнении с некоторыми походили на грубые деревянные игрушки.
Последний раз такое множество судов он видел осенью 3048 года, когда банды грязных головорезов высадились на побережье Эквилии чтобы грабить, убивать и насиловать. Головорезов кстати здесь тоже было много. Тобер сразу обратил на это внимание – тут и там выходцы с Гордланда за звонкую монету несли службу в свитах купцов, охранниками или в качестве наемников в рядах морейских войск. В каждом из них он видел варвара, бесчестного и жадного до денег, готового предать и сбежать в случае угрозы собственной жизни. Хотя после ухода из легиона он встречал гордландцев, прельщенных жизнью под крылом имперского грифона, которые, в общем-то, были неплохими парнями, к их нации все равно относился подозрительно и с неприязнью.
От размышлений его отвлек хозяин корабля, на котором Тобер прибыл в факторию, стоявший на пристани и бранивший двоих носильщиков, склонивших перед ним головы. Завидев наемника, торговец обратился к нему:
- Тобэр! – он широко улыбнулся и развел руки, будто встретил старого товарища. Говорил он неплохо, но слова коверкал, впрочем, это было даже хорошо, ведь языка морейцев Тобер вообще не знал. – Эта очень славно, что наше плавание пройци харашо. Но цеперь я не знаю, должен ли я плациц за охрану, или брац за перевозку!
Он улыбнулся еще шире, а наемник, наоборот, напрягся.
- Ре’Шель, я думал, что сделка для народа Республики что клятва. – он скрестил руки на груди. – А теперь ты вздумал меня надуть!
- Я что? Нец-нец, сделка эта харашо, я просца хочу договорица!
- Так мы ведь уже договорились.
- Тобэр… - торгаш закатил глаза, но закончить ему не позволили.
- Авель ре’Шель! Плати, не то быть беде! – грубо выпалил Тобер, но ладонь на рукоять гладия положил спокойно.
Смерив наемника недобрым взглядом, торговец все же вытащил откуда-то из одежд небольшой бряцающий монетами мешочек и протянул его воину, который тот принял без благодарностей. Бросив свои честно заработанные в сумку, Тобер отправился прочь с пристани. Он сомневался, что этих денег ему хватит надолго, но по крайней мере сегодня он сможет позволить себе койку в местной корчме и наконец отдохнет от проклятой качки.
Он проделал долгий путь из Таватинской империи до Морейских факторий, зарабатывая в дороге своим мечом. Разные люди, разные народы, в разных городах и на разных концах света не хотели делать грязную работу своими руками, были слишком слабыми, необученными или надменным, другие просто не желали рисковать жизнью, и наемники всегда оказывались удобным способом решения подобных дилемм.
За время путешествия Тобер сменил множество работодателей. В основном это были караванщики и мореплаватели, нуждающиеся в пополнении отряда в целях безопасности, но в Атраване ему пришлось наняться в поход против горцев, а в Республике Морея поучаствовать в подавлении мятежа местных аборигенов. Битвы и так были неотъемлемой частью его жизни, но теперь, добравшись до пункта назначения, сражаясь на суше и в море, он невольно задумывался, ради чего был проделан весь этот путь. Была ли призрачная надежда отыскать своего пропавшего много лет назад брата, подаренная ему клочком бумаги, аккуратно сложенном и спрятанным, достойной причиной? Наверно да, раз он столько раз за последние пару месяцев мог умереть, но остался жив.
- Проклятая жара… - буркнул он себе под нос, стараясь отогнать хмурые мысли.
Так или иначе, но теперь он не представлял, что делать дальше, а посему было всего два варианта: либо пить, либо служить. Решив начать с более приятного, Тобер, не понимающий ни названий, ни местного языка, за исключением нескольких фраз, выученных недавно, стал искать вывески, которые могли означать «место, где можно выпить».
Не без помощи Единого, спустя пару часов, наемник наконец отыскал постоялый двор. Здание светло-бежевой каменной кладки, во дворе которого, был хлев, судя по тюкам сена и соломы, коновязи и продолговатым корытам, что впрочем, не мешало отдельным посетителям найти себе место для сна, было два этажа в высоту, от улицы его отделял невысокий забор. Тобер прошел ко входу мимо мальчишки-морейца, убирающего лошадиное дерьмо несоразмерной лопатой. Внутри стоял такой же гвалт, как и снаружи, несмотря на то что было еще довольно рано, людей в таверне было порядочно, одни что-то громко обсуждали, другие – не менее громко играли в азартные игры, третьи распивали спиртное под аккомпанемент своих же песен. Где-где, а в кабаках точно нет ни рас, ни национальностей – подумалось Тоберу, когда он погрузился в знакомую атмосферу. Корчмарь, как оказалось, даже понимал тавантинскую речь, правда говорил он еще хуже ре’Шеля, а понимал и того меньше, но все же, кое-как они с Тобером договорились о ночлеге. Наемник уселся в просторном душном зале за свободный стол с кружкой эля и принялся жевать принесенный ему хлеб с куском вяленого мяса.
Под вечер песнопения дополнились живой музыкой, а народу стало пуще прежнего, Тобер даже попытался вникнуть в несколько азартных игр, но присоединяться не стал, хотя язык игральных костей и ставок был более чем универсален. Приглушив вторую кружку, воин отправился к своей койке на втором этаже, чтобы наконец отдохнуть. Комната была тесной и темной, несколько свеч в медных подсвечниках тускло освещали своим слабым пламенем, то и дело дергающимся из-за сквозняка, шесть грубо сколоченных коек, на которых лежали бесформенные матрасы из мешковины, наполненные вылезающей тут и там через прорехи, соломой. В комнате было маленькое неостекленное окошко под самым потолком, забитое чем-то (в темноте не было видно, чем именно), которое, должно быть и было источником сквозняка. Две кровати уже были заняты храпящими телами, так что Тобер выбрал самое приличное на вид спальное место у стены из оставшихся, убедившись, что оно не развалится посреди ночи. Завернув в тогу свой бацинет, он бросил импровизированную подушку в изголовье кровати, там же ближе к стене положил дорожную сумку. Охотничий нож лег под «подушку», а мечи встали в угол рядом с кроватью. Устроив все эдаким образом, наемник лег и постарался уснуть…
… спустя, казалось, лишь мгновение, он проснулся от громких воплей где-то снаружи. Крики были не тревожными, а скорее увлеченными, а еще он слышал петушиный крик? Голова трещала, а глаза слипались, народу в комнате прибавилось, но никто из соседей не подавал признаков бодрствования. Пожалев, что не выпил третью кружку эля, Тобер снова закрыл глаза, стараясь не обращать внимания на шум. Для него было привычным засыпать в подобной обстановке…
… на сей раз грохот послышался ближе. Кто-то будто лез по крыше, и снова в сопровождении каких-то птичьих криков. Возня не прекращалась, по окрикам и топоту было похоже, что идет погоня? На сей раз в комнате появилось несколько свободных мест, видимо, взбудораженные постояльцы решили увидеть причину своего пробуждения. Их же примеру решил последовать и Тобер. Покинув комнату, он стал свидетелем, как почти весь персонал постоялого двора гоняется теперь уже по залу за зверем синего цвета. Тут же с ним стояло еще несколько зевак, сонно наблюдая за поимкой птицы (Тобер наконец разглядел, что это была птица, когда она молотила одного из мужиков своими крыльями), а внизу у выхода во двор толпилось еще больше свидетелей всего этого бедлама. Наконец, спустя несколько раундов неравной схватки, горло чудо-птицы наконец зажали сильные пальцы одного из рабов, и последний поволок его через весь зал и закинул в чулан. Горячо обсуждая произошедшее и хохоча, зеваки начали расходиться. Тобер решил воспользоваться возможностью еще хотя бы немного вздремнуть…
… утро застало его врасплох. Голова все еще слегка гудела, спать хотелось невероятно, но позволить себе еще полдня простоя он не мог. Из щели наверху пробивался луч восходящего солнца, петухи уже, несомненно, пропели, а часть комнаты опустела. Убедившись, что ничего из его вещей не пропало, Тобер вынул из поясного кармашка сложенный несколько раз небольшой клочок пергамента – письмо, которое ему передали в Вередане, которое заставило его отправиться в Морейские фактории, котрое подарило ему надежду. Пробежавшись по неровным строчкам тавантинской вязи, он тяжело вздохнул. Где же тебя искать?
Снарядившись, он взял шлем на сгиб руки и спустился вниз. Людей было мало. Вспомнив о ночном инциденте, Тобер решил воспользоваться возможностью и поближе поглядеть на диковинную птицу, за которой велась такая масштабная погоня. Он проследовал к чулану, тот был открыт, но никакой птицы внутри не было, а только носатый мужик.
- Готов поклясться, что вчера сюда бросили какого-то пеликана. – озадаченно пробормотал он, но никто, кажется, не обратил на это внимания.



Морейские фактории Images13Морейские фактории Images11Морейские фактории 83811112

Кто оценил сообщение +
Тобер Анктур
Путник

Тобер Анктур
Online

ИгрокИгрокПерсонажПерсонажЗаслугиЗаслуги
Репутация : 4
Анкета : Тобер Анктур
Игровые очки : 13
Боевой опыт : -
Магический опыт : -
Чистая карма
Лик героя
Раса: Человек (Тавантинец)
Род занятий: Наемник
Специализация: Воин
Репутация : 4
Анкета : Тобер Анктур
Игровые очки : 13
Боевой опыт : -
Магический опыт : -
Чистая карма
Лик героя
Раса: Человек (Тавантинец)
Род занятий: Наемник
Специализация: Воин
Морейские фактории Empty

Вернуться к началу Перейти вниз


Морейские фактории Empty Re: Морейские фактории

Сообщение автор Спонсируемый контент


Кто оценил сообщение +
Спонсируемый контент


ИгрокИгрокПерсонажПерсонажЗаслугиЗаслуги
Морейские фактории Empty

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения
На верх страницы

В конец страницы