Здравствуйте, Ухарь-купец. Введите пароль с картинки ниже.

Мужское аббатство

Перейти вниз


Мужское аббатство Empty Мужское аббатство

Сообщение автор Финнек в Вс 04 Авг 2019, 20:11


Мужское аббатство Aaa_213
Пустившись пешком к северу по небольшому тракту от Хорнкерста, спустя немногим больше суток, можно достичь серых каменных стен монастыря. Основанный под покровительством Клевина I Благочестивого в 2998 году еще не успел претерпеть значительных следов времени. Насчитывает около 42 жителей, включая аббата, ризничего, келаря, библиотекаря, регента, несколько других служащих, 16 братьев и дюжину послушников.
В ведении аббатства находятся ближайшие дубовые рощи, небольшой плодородный клочок земли с виноградниками, а также расположенное неподалеку озеро, полное с весны и вплоть до Вереса крупной рыбы. Библиотека местная скромна, но вполне может удовлетворить нужды братьев. Числится одним из поставщиков вина, хлеба и рыбы Хорнкерста.
Его двери всегда открыты для страждущих, ищущих исцеления и исповеди.


Последний раз редактировалось: Финнек (Пт 16 Авг 2019, 10:46), всего редактировалось 1 раз(а)
Кто оценил сообщение +
Финнек
Путник

Финнек

ИгрокИгрокПерсонажПерсонажЗаслугиЗаслуги
Репутация : 47
Анкета : Блудное Дитя

Игровые очки : 64
Боевой опыт : -
Магический опыт : -
Чистая карма
Лик героя
Раса: Человек (тавантинец, дальний потомок лонгобадов)
Род занятий: Священнослужитель
Специализация: Послушник
Репутация : 47
Анкета : Блудное Дитя

Игровые очки : 64
Боевой опыт : -
Магический опыт : -
Чистая карма
Лик героя
Раса: Человек (тавантинец, дальний потомок лонгобадов)
Род занятий: Священнослужитель
Специализация: Послушник
Мужское аббатство Empty

Вернуться к началу Перейти вниз


Мужское аббатство Empty Re: Мужское аббатство

Сообщение автор Финнек в Пн 05 Авг 2019, 00:22


Начало Игры
12 день месяца Серпен, 
3056 год от прихода первородных в Амалирр


Над хорами церковного зала плыл душный, густой эфир, нагретый десятками свечей и дыханием братьев, окутанный фимиамом и миррой.  Глухо вытекала в это раскаленное золото света, отраженного камнем храма, а капелла вечерних псалмов. Благоговение свинцом разливалось в теле, бросая в дрожь и непроницаемой пеленой ограждая монахов от летящего в геенну внешнего мира.
Аббат, утирая проступивший на лбу пот, одними губами читал вслед за хором священный стих, в уме складывая часы до визита епископа, собирающегося навестить аббатство по случаю наступления сорокового года от основания его Клевином I Благочестивым и проверить попутно – ведется ли святая служба как подобает. И регент клира несомненно проделал достойную работу с молодыми певчими, которая поистине в праве стать жемчужиной, украшающей в довершении всего, смиренное бытие монастыря.
И вот новый псалом канонарха предвещает благую жизнь в прощении Всемогущего. Внимание аббата орлицей встрепенулось над хором. Мнговение. Здесь - глухое марево голосов пронзает поистине ангельское сопрано…
Или не пронзает?.. И снова канонарх: «Нечестивые да не пребудут перед оча-ами твои-ими-и». Аббат обратился весь в слух, в самом деле, не померещилось ли ему. И снова сопрано не было. На этот раз отец-настоятель едва уловимо перекрестился. «Во имя же всех святых, что бы это могло значить?». Он в смятении окинул взглядом церковный хор. Вот уже долгое время мирясь со слабым зрением, он разумеется понятия не имел, как выглядел обладатель исчезнувшей партии, ведь он никогда раньше не присматривался и к чтецам вкупе. И словно бы только в это мгновение, когда звуки псалтыря перестали иметь привычную свою форму, его сознание наконец поразила мысль, что звук-де издают вполне зримые певчие из плоти и крови.
Аббат напряг слабые зрачки и как мог узрел-таки юношей благочестиво вытянувшихся в рясах. Кто-то повыше, кто-то поплотнее, там – во втором ряду совсем безбровый белокурый тянет баритон возведя очи горе; там – справа от него, под витражами, двое будто бы брата, очень уж похожи, смиренно – в одну партию тенора, в первых рядах уж совсем дети, лик невинности, с прозрачным дискантом.
«Нет, это бестолковые, безответственные юнцы, вот кто это. Благочестивым своим обликом лишь ввергают в сомнение и слабовольное потакание, надо-де быть с ними строгим, ведь и Господь с них взыщет», - думал он, в досаде пожевывая губы. Теперь святой долг его – во имя праведного порядка выяснить причину этой пропажи до предстоящей службы в присутствии самого епископа Гарена.  
Над церковными хорами летали слова псалтири:
«Когда взываю – услышь меня Боже правды моей! В тесноте ты давал мне простор. В тесноте моей я призвал Исайю и к Богу моему воззвал. И Он услышал от чертога святого голос мой, и вопль мой дошел до слуха Его»
 
Сандалии в поспешной тревоге хромали по монастырской траве, сбивая выпавшую в сумерках Серпена росу. За темными валунами стен едва бледнел последний лоскут дня. Ощутимые после безветрия легкие колебания еще не остывшего воздуха, будто бы нашептывали о предстоящей непогоде и несли с полей запах сухих колосьев. Откуда-то из рощицы при монастыре звал одинокий дрозд. Брат Уильям, под предлогом приступа ломоты в суставах, покинул службу и как мог в свои годы спешил к келье, отведенной ему с послушником.
«Ах, бренная ноша моя, наградил же меня тобой Бог!.. А ведь я-то, старый дурак, должен был понять к чему эти расспросы, к чему эта бестолковая «Опись странствий по Ундервуду», которую этот бесстыдник попросил перевести для него из библиотеки соседнего монастыря. К чему эта замкнутость, брожение вдоль стен и подобная меланхолия…»
Брат Уилльям доковылял наконец до кельи и будто все его нутро провалилось куда-то вниз. Сейчас он откроет дверь, а там – ничего.
«А ведь как давно дали знать о себе эти тревожные склонности… дурак я дурак, бестолковый и глухой…».
И разверзшаяся пустота кельи высосала из монаха даже эту досадную тоску. Серели голые стены, едва дышали на легком ветру белесые страницы оставленных нараспашку пары книг. И что-то еще было там. Когда брат Уилльям поборол сковавшее его потрясение, ног он не чувствовал, и они сами принесли его к чернильницей прижатому на столе клочку бумаги. Монах схватил листок. На нем беглым почерком, черным по белому было сказано:
«Дорогой Учитель!
Я знаю, вы хотели попридержать до поры до времени вне моего ведения, насколько недолго мне осталось быть Вашим послушником и что совсем скоро мне уготован постриг. Пока же оковы долга не связывают меня так сильно, я вознамерился следовать неизведанному пути сердца, дабы будущее святое служение не омрачать своим сомнением. Куда направлюсь – не знаю и молю не искать меня. Вы не заслуживаете такого бремени.
Целую руки Ваши, Учитель сердца моего, да благословит Вас Господь.
П.С. книги свои я вернул библиотекарю, с собою же ничего ценного не унес, будьте покойны.»
Одинокой фигуркой в рясе темнел брат Уилльям в проеме пустой кельи, застыв с белесым пятном бумаги в сухой руке.
«Господи. Помилуй и спаси нас, вразуми и не дай в поспешности, страхе или гневе совершить неугодное перед очами твоими.»
Поднимался ветер, кричал в монастырской роще дрозд.

переход на - деревенскую околицу Хорнкерста
Кто оценил сообщение +
Финнек
Путник

Финнек

ИгрокИгрокПерсонажПерсонажЗаслугиЗаслуги
Репутация : 47
Анкета : Блудное Дитя

Игровые очки : 64
Боевой опыт : -
Магический опыт : -
Чистая карма
Лик героя
Раса: Человек (тавантинец, дальний потомок лонгобадов)
Род занятий: Священнослужитель
Специализация: Послушник
Репутация : 47
Анкета : Блудное Дитя

Игровые очки : 64
Боевой опыт : -
Магический опыт : -
Чистая карма
Лик героя
Раса: Человек (тавантинец, дальний потомок лонгобадов)
Род занятий: Священнослужитель
Специализация: Послушник
Мужское аббатство Empty

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения
На верх страницы

В конец страницы